mk.tula.ru

mail@mk.tula.ru

тел.: (4872) 31-65-65, 21-14-80

Суббота 17 ноября

Вначале было слово…

Возврат к списку

09.11.2018 00:00

Автор: Юлия БЕРЕЗОВСКАЯ

Фото: Александра КОЛЕСНИКА

Наука/Образование Вначале было слово…



Дом купца Лариона Лугинина на Менделеевской. Уникальный памятник архитектуры XVIII века, позднее барокко — проект здания, по преданию, связывают с именем знаменитого Растрелли. Во второй половине XIX века здесь размещалась мужская классическая гимназия, в которой часто бывал Л. Н. Толстой, учились писатели В. В. Вересаев, П. С. Романов, ученые М. А. Мензбир, П. П. Сушкин, Н. И. Мерцалов и другие. Сейчас в знаменитом доме учатся будущие историки и филологи, правоведы и документоведы — студенты Тульского государственного педагогического университета имени Л. Н. Толстого…

Факультет людей и легенд

Причудливые кованые въездные ворота, элегантный фасад старинного дома, мягкий ковер уже чуть прелой листвы, могучая липа во дворе, бюст Василия Жуковского… Кажется, они созданы друг для друга — дом владельца парусиновой фабрики Лугинина и филфак. Ему уже 80 лет: годы летят, а это какое-то место вне времени — лепнина на потолках, заполненные книжные шкафы и студенты, привычно теснящиеся на широких подоконниках. Здесь царство слова — с него всё начинается, им определяется и заканчивается.

— Постановление об открытии педагогического института было принято Советом Народных Комиссаров в 1938 году,— рассказывает декан факультета русской филологии и документоведения Надежда Гаврилина.— На первый курс трех факультетов — и наш в их числе — тогда были приняты 156 студентов. Уже в 1941-м число студентов увеличилось до 712. В этот же год с третьего курса уходят на войну студенты, тринадцать наших парней погибли под Ярцево…

Надежда Афанасьевна сама закончила историко-филологический факультет тогда еще педагогического института и знает о его истории всё или почти всё. Впрочем, для нее она складывается не сколько из событий, сколько из людей, которые здесь работали и для которых факультет был и делом жизни, и вторым домом. Она вспоминает Залмана Израилевича Левинсона, литературоведа, автора многочисленных научных статей и декана истфила в 1960–1962 годах, профессора Николая Александровича Милонова — родоначальника литературного краеведения, профессора Галину Ивановну Лубянскую, известную учителям литературы своими трудами «Три лика лирики», «Типология стилевых течений русской лирической поэзии»…

Даже спустя десятилетия выпускники, говоря об alma mater, вспоминают в первую очередь педагогов. Виктора Семеновича Камышева, мягко рассказывающего ошарашенным первокурсникам о связи античных трагиков и французских экзистенциалистов. Виктора Терентьевича Бондаренко, обладавшего удивительным талантом влюблять в фразеологию буквально за пару лекций. Леонида Николаевича Санжарова, утверждавшего, что вороны не просто каркают, а вполне осознанно разговаривают, и вдохновлявшего на поиски следов праязыка. Татьяну Михайловну Макарову, любимого педагога многих поколений, бессменного руководителя студенческого театра «Зеленая лампа». Иначе, наверное, и быть не может. Своей уникальностью филологический факультет обязан в первую очередь тем, кто здесь работал и работает.

Коллектив преподавателей и студентов выражает благодарность ректору университета профессору Владимиру Алексеевичу Панину за содействие в открытии новых направлений, за участие в международной деятельности, за содержательную и интересную студенческую жизнь.

Магия литературы

— Студенты все разные, но они ни в коем случае не стали хуже,— отвечает Надежда Гаврилина на вопрос, согласна ли она, что молодежь сейчас меньше интересуется литературой и хуже подготовлена к вузовской программе.— Конечно, они другие. В чем-то, быть может, более рациональные — но я вижу в этом естественное влияние современной реальности. Быть может, сказывается еще некоторое отсутствие системности, академической базы, которая ушла из школы. Сокращение количества часов, отведенных на изучение русского языка и литературы, тоже временами дает о себе знать… Но в целом они у нас все небезразличные и думающие, благодарные дети.

Преподаватели филфака говорят, что «своих» выпускников вполне могут узнать, даже если фамилия и лицо стерлись из памяти — по манере вести диалог, словарному запасу, привычке всё анализировать с «литературной» точки зрения. Они верят, что из этих стен никто не выходит прежним. 

— Наш факультет сохраняет свою, скажем так, интеллигентность,— замечает кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка и литературы Лариса Захарова.— Здесь даже если кто-то умудрился не читать Толстого, он постоянно слышит о каких-то основах его философского учения, о культурных традициях, о чистоте речи. Это всё равно откладывается, не исчезает бесследно.

Общий педагогический стаж Ларисы Владимировны насчитывает 32 года: сначала работала лаборантом на кафедре литературы, потом поступила в аспирантуру и тогда же получила предложение вести литературу на подготовительном и заочном отделениях. Ее специализация — литература XX века, но за годы работы она преподавала и преподает такие дисциплины, как «Фольклор и древнерусская литература», «Л. Н. Толстой: художник и мыслитель», «Литературное краеведение Тульской области», «Современный литературный процесс: проза, поэзия, драматургия» и многие другие. Сейчас Лариса Захарова ведет новую дисциплину «Русская поэзия XX века».

— Курс получился интересным, зрительно насыщенным даже,— говорит она.— Он начинается с 10-х годов XX века и заканчивается современными авторами. В общем курсе объем времени, уделяемого именно поэзии, очень мал, а это огромный пласт. Студенты замечательно реагируют — мы говорим о каких-то вещах, о которых они раньше и представления не имели. Например, о романтической поэзии 20-х годов. Молодежь вообще очень восприимчива к таким вещам — когда звучат стихи, они слушают, даже, кажется, затаив дыхание.

Слова и тексты вообще имеют некую магическую власть над филологами, глубокое уважение к ним кажется здесь таким же естественным, как воздух…

Кандидат филологических наук Вероника Абрамова, которую за глаза называют «тургеневской девушкой», всегда приветствует выбор оригинальных, выходящих за рамки стандартной программы произведений. Это должен быть личный выбор студента: что-то, что действительно его зацепило, заставило задуматься, анализировать. Охватить всю литературу невозможно, можно лишь любить ее, пытаться искать в ней ответы на самые важные для мыслящего человека вопросы «зачем» и «почему».

— Быть педагогом на факультете филологии сложно,— задумчиво улыбается она.— Умом ты понимаешь, что всего лишь человек, и физически не можешь знать всего, но почему-то постоянно кажется, что должна. В общем потоке всегда есть люди одаренные, талантливые, эрудированные и тонко чувствующие, их мнение для меня важно. С другой стороны — это дает стимул к постоянному росту.

Филолог навсегда

Как рассказала декан Надежда Гаврилина, сегодня на факультете русской филологии и документоведения студентов обучают по трем направлениям с различными профилями. Это может быть вариант «Педагогическое образование» профили «Русский язык» и «Литература»; «Русский язык» и «Иностранный язык» или «Русский язык» и «Мировая художественная культура», направление «Документоведение и архивоведение» с профилем «Организация делопроизводства в органах государственной власти и местного самоуправления» и направление «Филология» профиль «Отечественная филология».

— «Документоведение и архивоведение» — популярное направление,— пояснила Надежда Афанасьевна.— Ведь мы готовим не секретарей, а высококвалифицированных помощников руководителей. Наши выпускники востребованы в самых разных организациях, особенно государственных, они легко находят работу по профилю.

Удивительно по нынешним временам, но, согласно опросу, который факультет русской филологии проводит среди выпускников ежегодно, по профилю идут работать очень многие. Сейчас в сфере образования трудятся больше 60% вчерашних выпускников. В те же «нулевые» таких были единицы.

— А филология просто так никого не отпускает,— убеждена Н. Гаврилина.— У нас и педагоги работают по большей части десятилетиями, и студенты выбирают как минимум соприкасающиеся сферы. Даже те, кто находит какую-то другую работу, долго не выдерживают — любовь к слову, к огромному и многогранному культурному наследию человечества часто сильнее даже каких-то материальных аспектов.

Действительно, сложно заниматься чем-то рутинным, если за спиной у тебя возможность принимать участие в многогранной жизни факультета, малой частью которой являются издание «Материалов к словарю тульских говоров», исследовательский проект «Край родной, запечатленный в слове», сбор диалектной лексики Тульского региона для «Атласа русских народных говоров», учебная практика студентов факультета русской филологии и документоведения в Институте лингвистических исследований в Санкт-Петербурге, Толстовские и Болотовские чтения. Или участие в международных проектах — например, в волонтерской программе «С русским словом — вокруг света», в рамках которой прошли просветительские экспедиции в Таджикистан, Молдову и Казахстан. Всего и не перечислить. Неудивительно, что факультет русской филологии, несмотря на критическое отношение современных экспертов к гуманитарному образованию, пользуется неизменной популярностью у абитуриентов. И проходной балл здесь вполне сопоставим с баллами столичных вузов.

— У нас практически нет людей случайных,— убеждена Надежда Афанасьевна.— Если человек выдержал жесткий конкурс, он действительно любит дело, которому здесь учится.


Оставьте комментарий:

Ваше имя Ваш комментарий Символы на картинке
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
Наши партнеры
Реклама