mk.tula.ru

mail@mk.tula.ru

тел.: (4872) 31-65-65, 21-14-80

Четверг 20 сентября

Что наша жизнь? КБП!

Возврат к списку

13.07.2018 00:00

Автор: Тамара ГОЛОВИНА

Фото: предоставлены пресс-службой АО «КБП»

Что наша жизнь? КБП!



Многие сотрудники АО «Конструкторское бюро приборостроения имени академика А. Г. Шипунова» на вопрос о том, что для них КБП, ни на секунду не задумываясь, ответили бы: «Жизнь!» В числе больших патриотов родного предприятия и его директор по производству Борис Зиновьевич КЛЕВЕНКОВ, который не расстается с ним вот уже более 35 лет.

«Кто более матери-истории ценен?»

— Был небольшой перерыв в моей работе в КБП,— вносит интригу в повествование о себе Борис Зиновьевич.— Не по своей воле мне пришлось оторваться от решения интереснейших задач в коллективе разработчиков, занимавшемся в 1981 году актуальной для обороны страны тематикой. Причем я стал полноправным участником серьезной работы, еще будучи студентом-дипломником Тульского политехнического института. Шла разработка ракеты «Вихрь», имеющей лазерное наведение и предназначенной для запуска с ряда вертолетов и штурмовиков. Мне доверили вести кое-какие расчеты, позволяли высказывать предложения по конструктивным элементам и «рисовать» вместе с опытными разработчиками проекты. Конечно, в той мере, в какой это доступно практиканту, хоть и идущему на красный диплом. Но я был горд и воодушевлен таким к себе отношением. Очень старался быть достойным членом команды.

Мне посчастливилось работать в отделении, которым руководил известный конструктор Анатолий Павлович Эштокин. Руководителем диплома был талантливый разработчик Владимир Федорович Тюрин, работающий в КБП по сей день, а непосредственным моим наставником, помогавшим применять полученные в вузе знания на практике,— Сергей Владимирович Сабинин. Ему (сегодня — ведущему конструктору одного из отделов КБП) моя особая благодарность за науку и помощь в адаптации в коллективе творческих и талантливых людей, для которых дело, которому они служат,— главное в жизни. С тех пор оно стало самым важным и для меня, по большому счету — моей трудовой судьбой, а КБП, коллектив предприятия — семьей. Второй или первой — сказать сложно, поскольку мои родные и близкие люди, так же, как и мои коллеги и соратники по работе, мне очень дороги. Как у Владимира Маяковского, рассуждающего о том, «кто более матери — истории ценен», я не делю по значимости важнейшие составляющие моей судьбы, они как две половинки одного яблока…

На взгляд автора этого материала, жизнь Бориса Зиновьевича удалась по всем позициям. К своему 60-летнему юбилею, который Клевенков вчера (12 июля) отпраздновал, он подошел состоявшимся по всем статьям человеком, уважаемым не только в коллективе КБП, но и в оружейной Туле, и в ведущих предприятиях ОПК страны. Оружейник с именем, лауреат правительственной и национальной премий за разработки в области вооружения, опытнейший производственник, он в тонкостях знает, как нацелить вверенный ему коллектив на качественное проведение опытных работ, изготовление образцов по новейшим разработкам и их испытания.

Глядя на Бориса Зиновьевича, впору привести его в качестве примера, иллюстрирующего правильность предлагаемой правительством страны пенсионной реформы. Бодр, энергичен, подвижен, подтянут, увлечен делом, готов горы свернуть… Глаза горят, нет желания сидеть на месте — Клевенков готов в мгновение ока вырваться из пут сдерживающих его деловые порывы вопросов и мчаться в цеха, к технологам, к смежникам… О таких говорят: вместо сердца — пламенный мотор, который к тому же успешно сочетается с рациональным, неординарно мыслящим, творческим мозгом. Вот это созвучие и послужило для крайне разборчивого и щепетильного в кадровых вопросах Аркадия Георгиевича Шипунова основанием для принятия неожиданного для многих в КБП решения. Но прежде — к событию, которое в силу характера начальника и генерального конструктора АО «КБП» А. Г. Шипунова могло и не состояться, очень серьезно готовился Б. З. Клевенков. Волнения добавляли заместитель и первый заместитель начальника КБП О. В. Сажников и А. И. Бутенко, настраивающие Клевенкова на серьезную подготовку к встрече с А. Г. Шипуновым: мол, вопросами не пощадит.

Олег Васильевич долгие годы возглавлял на предприятии производственный сегмент. Эффективность научно-исследовательских и конструкторских работ могло доказательно подтвердить изготовление опытных образцов и их поведение при испытаниях. Разработка новейших видов вооружения и их материальное воплощение с последующим контролем в условиях полигона — это два основных кита, на которые традиционно опиралось КБП. Позже, во времена становления рыночных отношений, когда ОПК страны переживал неблагоприятные времена, Шипунов настоял на организации в рамках предприятия еще и ряда серийных производств.

Производственные задачи, стратегические и глобальные, решал А. И. Бутенко, текущие и тактические — О. В. Сажников. Олег Васильевич, опытнейший производственник, в начале 2000-х годов засобирался на заслуженный отдых, устал от «вечного боя», но свое дело хотел оставить в надежных руках, передать их ответственному и знающему специалисту. Выбор пал на Бориса Клевенкова, который как разработчик много времени проводил на производственных участках, отрабатывая технологию изготовления и нюансы конструкций до нужного уровня. Борис Зиновьевич хорошо знал производственную специфику, людей, имел к ним хороший подход, прислушиваясь к мнению квалифицированных рабочих, знающих технологов, руководителей цехов. Сажников, заручившись поддержкой Бутенко, хотел рекомендовать кандидатуру Клевенкова начальнику КБП на должность заместителя по производству.

К тому моменту Борис Зиновьевич занимал немалую в масштабах предприятия должность заместителя начальника отделения, поднявшись до неё по ступеням, свидетельствующим о его неординарных технических и творческих способностях. С июля 1983 года Клевенков повышал свой уровень, был инженером-конструктором III, II и I категорий; начальником сектора, начальником отдела и, наконец, заместителем начальника отделения, занимающегося востребованными временем разработками в сфере обороны. Борис Зиновьевич отдавал себе отчет в том, что должность заместителя начальника КБП — это не только взлет на довольно высокий уровень, но и колоссальная ответственность. И сомневался в том, что возможность такой перспективы для себя и предприятия положительно воспримет такая масштабная личность, как Шипунов. Оценить его реакцию на предложение ходатаев однозначно было невозможно.

«Дядя Боря» — это медаль

Когда в кабинет к Аркадию Георгиевичу вошли три его заместителя — А. Бутенко, О. Сажников, В. Раздобурдин (кадровик), а с ними и соискатель на высокую должность, Шипунов выказал им расположение, сев вместе с посетителями за стол заседаний. Когда Аркадий Георгиевич был чем-либо недоволен, то оставался на своем рабочем месте, а то и вовсе подолгу «выдерживал» пришедших в приемной. В тот раз обошлось без проволочек. И без промедления Шипунов попросил у своего заместителя по кадрам Раздобурдина «объективку» — резюме Бориса Зиновьевича. В ней, как и в трудовой книжке Клевенкова, значилось, как, впрочем, значится и по сей день, одно-единственное место работы — Конструкторское бюро приборостроения. Правда, зачислен сюда на постоянную работу он был спустя два года после окончания вуза, несмотря на то, что блестяще защитил диплом в КБП. И вот она, заложенная в начале повествования интрига: получивший красный диплом Б. Клевенков был направлен служить лейтенантом в воинскую часть под Нижним Новгородом. К тому моменту он был уже два года женат и имел сынишку.

Свадьбу машфаковцы Тульского политехнического института Лидия и Борис сыграли в 1979 году, в следующем на свет появился Андрей, который, когда вырос, пошел по стопам родителей. Окончив ТулГУ, он прошел школу КБП, поработал на ответственной должности в правительстве Тульской области, а сегодня возглавляет производство в АО ЦКБА.

А в 1981 году Лида и Андрей последовали за мужем и папой к месту его службы. Так и повелось — всегда вместе. В 1987 году родилась дочь Карина. Она тоже, как все в этой дружной семье, окончила ТулГУ, а затем магистратуру Высшей школы экономики в Москве. Работает аналитиком в Райффайзенбанке и всегда ждет своих родителей в гости. Они, бывает, приезжают к ней в выходные дни, которые обязательно еще украшаются при помощи дочери, покупающей билеты, хорошими концертами (к слову, Клевенков тяготеет к рок-исполнителям 70–80-х годов, как мировым, так и отечественным, тем, которых можно считать классиками жанра) или походами в театры. А еще, если выдаётся редкое свободное время, Борис Зиновьевич любит проводить его с одиннадцатилетним внуком Никитой. У них много общих интересов — игра в настольный теннис, прогулки в парке, стрельба в тире и, конечно,— разве могут без этого обойтись технически одаренные люди — работа с конструктором лего. Нередко внук в своих творческих фантазиях превосходит деда. Значит, снова в семье Клевенковых растет будущий инженер.

Борис Зиновьевич тоже со школьных лет тяготел больше к точным наукам — физике, математике. Коренной туляк, он учился в зареченской школе № 52, радовал педагогов и родителей активной жизненной позицией. Увлекался легкоатлетическим десятиборьем, участвовал в игре «А ну-ка, парни», но главное — во многих олимпиадах по физике и математике школьного, районного, городского и областного масштабов.

Он и его старшая сестра Наталья часто слышали от отца рассказы о старой Туле, даже ездили смотреть дом, в котором родился Зиновий Леонидович. Вросший по окна в землю, он стоял на том месте Красноармейского проспекта, где позже был построен кинотеатр «Октябрь». А двухэтажный дом в Промышленном проезде у Комсомольского парка, в котором отец и мама Антонина Николаевна поднимали сестру и брата, сохранился до сих пор.

Понятное дело, туляк не в одном поколении, да еще тяготеющий к технике, непременно должен стать оружейником. Но Борис после окончания школы подал документы в престижный столичный вуз — МФТИ. Не набрал нужного количества баллов, зато легко поступил в Тульский политехнический институт на машфаковскую специальность «Производство аппаратов». Учиться было интересно, тем более что технически одаренного студента охотно приняли на работу в Студенческое научное общество, где к повышенной стипендии (75 рублей) можно было заработать еще 40. Инженерная ставка тех лет! К тому же умеющие вкалывать политеховцы хорошо зарабатывали в стройотрядах. Б. Клевенков был комиссаром в одном из них. Борис Зиновьевич умеет дружить. С однокурсниками И. Кузнецовым и В. Чарским, работающими в АО «Щегловский вал», уже десятки лет дружат и вместе работают. да и с другими одногруппниками Борис Зиновьевич общается постоянно, как минимум, раз в год на общих встречах.

Студенческие годы, которые украшала далеко не только молодость и романтика, были еще богаты на хорошее, необходимое для получения добротных знаний общение. Своим вузовским педагогам, особенно доктору технических наук, профессору Л. А. Толоконникову, имеющему свою научную школу механиков, Б. Клевенков очень благодарен. В том числе и за то, что их наука сыграла положительную роль при его вхождении в высокопрофессиональный творческий коллектив КБП.

Прием на работу технически одаренных выпускников вузов приветствовал А. Г. Шипунов, а затем следил за их становлением как специалистов. С Борисом Зиновьевичем он был хорошо знаком по его разработкам, знал, что Клевенков умеет работать с людьми, отлично разбирается в тонкостях производственного процесса. Поэтому, иронично взглянув на ходатаев и соискателя должности, пришедших к нему на своего рода собеседование, ни о чем немного робеющего перед знаменитым конструктором Клевенкова спрашивать не стал. Только спросил своих замов: «Где в представлении согласующие подписи?» Раздобурдин, Сажников и Бутенко мгновенно их поставили, поручившись таким образом за своего протеже.

Однако ряда своих обещаний — помогать и на первых порах поддерживать — они не выполнили. Правда, в силу объективных обстоятельств: О. Сажников ушел в отпуск, а А. Бутенко уехал в командировку. Пришлось Б. З. Клевенкову испытать на себе ощущения брошенного в пучину волн не слишком тренированного пловца. Но оказалось, что это и к лучшему — разобрался в специфике производства быстрее. Куда сложнее было отвечать за жизнеобеспечение предприятия — теперь Борис Зиновьевич курировал еще и коммунальные службы. И нахлобучки от А. Г. Шипунова чаще всего получал именно за их просчеты. Если Шипунов по прямому телефону начинал спокойно и размеренно разговор со слов «Борис Зиновьевич», то это означало — добра не жди, пропесочит по полной. Например, в случае плохого напора воды в корпусе, где был кабинет Аркадия Георгиевича, мог сказать: «А вы-то с Бутенко, гляди, уже бассейны набрали»… Но когда дело на производстве ладилось, ракеты на испытаниях точно летели в цель, а подготовка, скажем, к зиме прошла нормально, то обращение было ласковым: «Дядя Боря».

— Считайте, что этот «дядя Боря» был для меня равнозначен медали или даже ордену,— вспоминает Борис Зиновьевич.— Аркадий Георгиевич в знак расположения называл Бутенко — Лексей, Грязева и Тихонова — Василь Петров, главного инженера Степаничева — Игорьком… Мы очень дорожили его добрым расположением, ценили доверие к нам, стараясь качественно работать и как можно реже попадать под раздачу, не давать Аркадию Георгиевичу повода, по его же выражению, «крепко солить». Школа Шипунова, которую нам посчастливилось пройти, дорогого стоит…

Главное — дело!

Считайте это девизом Б. Клевенкова. Время диктует свои требования. Они становятся более жесткими, но для тех, кто закален работой в КБП, ответственность не страшна. Сегодня государство заинтересовано в развитии ОПК, в укреплении кадрового и производственного потенциала предприятий. Особое внимание — эффективному проведению научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ — НИОКР. Именно они — базовые для АО «КБП», к ним заставила вернуться необходимость, определяемая геополитикой и задачами по укреплению обороноспособности России. Предприятие интенсивно реконструируется, строится, прирастает новыми цехами, оснащенными высокотехнологичным оборудованием. Серийное производство поэтапно уходит на современные площадки АО «Щегловский вал». Ближайшее будущее КБП — разработки оружия прорывного уровня, опытное производство, проведение испытаний образцов… Б. Клевенков по-прежнему отвечает за производство и испытания, опираясь на большой коллектив профессионалов, своих соратников, прежде всего на главного инженера производства А. Старухина и заместителя директора по производству Д. Жилина.

— Работать очень интересно. Задач, в том числе сложных, много, но коллектив нацелен на их активное решение, повышает свой профессионализм, серьезнейшим образом готовит кадры высокого уровня,— говорит Борис Зиновьевич.— Наш управляющий директор и заместитель генерального директора АО «НПО „Высокоточные комплексы“ Д. В. Коноплев настроен на дальнейшее успешное развитие предприятия, ему в этом стремлении активно помогает головной холдинг. А мы стараемся все добрые начинания поддерживать, быть молодыми, здоровыми, бодрыми, профессиональными. Для меня и, уверен, для моих коллег КБП — жизнь, а дело, которому служим,— главное в жизни. Так есть и будет! …

Коллеги о Б. З. Клевенкове

А. Морозов, главный инженер КБП:

«Борис Зиновьевич умеет эффективно решать вопросы. Его напор, оптимизм, волевой настрой, позитивный характер — движущая сила в принятии верных решений, в отстаивании перед руководством КБП плана развития производства».

Д. Жилин, заместитель директора по производству:

«Роль Бориса Зиновьевича в развитии производства велика. Совершенствуются технологические процессы, растет профессионализм кадров. К нам едут перенимать опыт. Б. З. Клевенков пользуется большим уважением у тульских оборонщиков».

В. Фимушкин, начальник отделения:

«Б. З. Клевенков всегда с большим вниманием относится к требованиям конструкторов, понимает, насколько они важны. Мы плодо — творно сотрудничаем».

А. Старухин, главный инженер производства:

«С Борисом Зиновьевичем работать легко, интересно, но и ответственно. Он отличный конструктор и производственник в одном лице, человек с полетом, не дающий расслабляться коллективу. С ним — только вперед!»

Оставьте комментарий:

Ваше имя Ваш комментарий Символы на картинке
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
Наши партнеры
Реклама