mk.tula.ru

mail@mk.tula.ru

тел.: (4872) 31-65-65, 21-14-80

Суббота 19 октября

Богатые тоже плачут

Возврат к списку

12.07.2019 00:00

Автор: Ирина СКИБИНСКАЯ

Комментариев: 0

Общество Богатые тоже плачут



Дело сестер Хачатурян, убивших отца, который над ними издевался годами,— одно из самых жутких и обсуждаемых за последнее время. Что происходит с жертвами домашнего насилия, кто и как им может помочь вырваться из страшного замкнутого круга? Об этом и о многом другом «Молодой коммунар» беседует с директором Тульского областного кризисного центра помощи женщинам Эвелиной Шубинской.

В золотой клетке

— В истории сестер Хачатурян есть важный аспект: их отец был человеком обеспеченным и, что называется, «со связями»,— комментирует Эвелина Борисовна.— В нашем обществе существует стереотип: домашнее насилие будто бы случается в неблагополучных семьях, низкого социального и образовательного уровня, там, где к тому же присутствует алкогольная зависимость. На самом деле это далеко не так. Поверьте, богатые тоже плачут — и плачут гораздо чаще, чем мы можем себе представить…

Шубинская признаётся: работать с такими ситуациями очень сложно. Женщинам (по статистике в 95% случаев жертвами домашнего насилия становятся именно они) из состоятельных и внешне благополучных семей значительно сложнее принять решение уйти от мужа-агрессора. Они живут в состоянии постоянного страха — что будет еще хуже, что муж отберет детей, что близкие не поддержат. Надо сказать, что все эти опасения не беспочвенны. Специалисты кризисного центра рассказывают о тулячке, пытавшейся развестись с мужем, человеком богатым и властным. Ничего не вышло: ему удалось каким-то образом добиться признания жены недееспособной и оформить над ней опеку. Женщина продолжает жить дома — в шикарном коттедже с горничной и кухаркой, но она лишена практически всех прав. И сделать ничего не может, так как понимает: муж в любую минуту может отвезти ее в психиатрическую клинику. Настоящая «золотая клетка».

— Надо учитывать, что мужья в статусных семьях обычно имеют хорошее образование, они юридически и финансово грамотны, имеют опыт решения разного рода проблем. Они заранее страхуются от возможных неприятностей, не оставляя жёнам шансов,— говорит Эвелина Шубинская.— И в том, что касается собственно насилия, эти люди проявляют какую-то особую изощренность. Например, бьют так, чтобы на теле не оставалось синяков. К нам приходила женщина, которую муж бил только по голове. Она не обращалась в полицию, так как была уверена, что факт избиения не удастся доказать. Мы отвезли ее на МРТ, и исследование показало сотрясение мозга.

«Уходи в комнату — и сиди тихо»

Как это ни странно звучит, но «благополучной» женщине, подвергающейся физическому и эмоционально-психологическому насилию со стороны мужа, сложнее рассчитывать на поддержку родных и друзей. Типичная реакция в ответ на жалобы: «И куда ты пойдешь?», «На что будешь жить?», «А зачем ты его провоцируешь? Приготовь всё к возвращению мужа с работы, а когда придет, уходи в комнату и сиди тихо»… Вот эта последняя рекомендация особенно оскорбительна и — жертвы об этом знают — абсолютно бесполезна. Муж бьет жену не потому, что она что-то делает «не так», а просто потому, что бьет.

…Эта история произвела впечатление даже на опытных и многое повидавших сотрудников кризисного центра. Однажды к ним за помощью обратилась женщина, владеющая сетью салонов красоты в одном из районных центров Тульской области. Бизнес Анна (имя изменено) выстроила совершенно самостоятельно, и он успешно развивается. Несколько лет назад она вышла замуж за такого же успешного предпринимателя, владельца магазина компьютерной техники. У Анны это был второй брак, у ее мужа — третий. Через год у них родилась дочь, и в семье решили начать строительство нового дома. Всё шло хорошо до тех пор, пока у мужа не начались проблемы с бизнесом, причем проблемы серьезные. Жена старалась его поддерживать, все семейные расходы, в том числе и на строительство дома, взяла на себя. А в ответ получила упреки в бездарности, глупости, бытовой неприспособленности и женской непривлекательности. Постоянные унижения и издевательства со временем перешли в рукоприкладство. Анна до последнего скрывала то, что происходит, от родных и подруг: ей стыдно было признаться в том, что она — человек от природы независимый, состоявшийся в профессии, имеющий высокий социальный статус — так ошиблась и вновь потерпела неудачу в браке. И всё же в какой-то момент женщина взяла себя в руки и позвонила по телефону доверия кризисного центра.

— Женщины в таком состоянии запуганы, не уверены в себе, поэтому первые звонки обычно бывают анонимными,— поясняет Эвелина Борисовна.— Они осторожно спрашивают, можем ли мы им как-то помочь, как именно мы работаем с такими случаями и гарантируем ли конфиденциальность. Конечно, гарантируем: это обязательное правило, которое наши специалисты не нарушают ни при каких обстоятельствах. С Анной и ее мужем работали наши медиаторы и юристы. Развод, раздел имущества, место проживания общего ребенка и порядок общения с ним — все эти вопросы со временем удалось решить. Анне помогали психологи — она посещала сначала индивидуальные консультации, а затем сеансы групповой терапии. Кроме того, серьезная психологическая работа велась с дочерью. Сейчас у Анны и её ребёнка всё в порядке…

А мужчинам кто поможет?

В прошлом году за помощью в связи с домашним насилием в Тульский областной кризисный центр обратились 419 человек (около 9% от общего числа обратившихся), за шесть месяцев текущего года — 165. Однако в официальную статистику включены только те случаи, когда женщины соглашаются указать в договоре об оказании помощи истинную причину. Большинство просят написать просто: «трудная жизненная ситуация». Еще большее число женщин ограничиваются звонками на телефон доверия. Так что реальные цифры — раза в четыре больше.

— Самое страшное, что от домашнего насилия страдают не только сами жертвы, но и их дети,— подчеркивает Шубинская.— Часто, вырастая, они повторяют модель взаимоотношений отца и матери уже в своих семьях. И это может продолжаться из поколения в поколение….

Специалисты кризисного центра в случаях домашнего насилия работают в тесном контакте с сотрудниками УМВД по Тульской области. Вместе выезжают на экстренные вызовы, совместно сопровождают кризисные семьи. Эвелина Шубинская благодарит за понимание и конструктивное сотрудничество начальника УМВД по г. Туле Василия Худыка. Недавно с женщинами, пострадавшими от насилия, встречался начальник отделения полиции «Ильинское» Андрей Прокошин. Говорили об обеспечении их защиты — сейчас и в перспективе.

В настоящее время Тульский областной кризисный центр помощи женщинам в рамках проекта «Насилию — нет, семье — да: больше не супруги, но всё равно родители», реализующегося на средства гранта, предоставленного Фондом поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, внедряет новое направление.

— Мы убеждены, что надо работать не только с жертвами насилия, но и с их обидчиками,— отмечает Э. Шубинская.— Прежде всего — в целях обеспечения безопасности жертвы и ее детей. Но не только. Бывают случаи, когда мужчина сам понимает, что виноват, искренне раскаивается, хочет попытаться сохранить семью и готов обратиться за помощью к психологу. Сегодня существуют технологии, которые учат контролировать гнев, и, если у человека есть мотивация и личностные ресурсы, шансы получить хороший результат высоки. Наши специалисты владеют этими технологиями. Недавно мы провели тематический семинар с психологами УФСИН России по Тульской области. Они будут использовать полученные знания в работе с мужчинами, находящимися в местах лишения свободы…

В будущем кризисный центр планирует расширять «мужское направление». Сильный пол не такой уж и сильный, как это кажется. Любовные неудачи, разводы, проблемы в профессиональной жизни мужчины нередко переживают тяжелее, чем женщины. И от насилия в семье они тоже страдают — в пяти случаях из ста.

Мужчинам тоже нужна помощь. Правда, признаются они в этом редко.

Оставьте комментарий:

Ваше имя Ваш комментарий Символы на картинке
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
Наши партнеры
Реклама