mk.tula.ru

mail@mk.tula.ru

тел.: (4872) 31-65-65, 21-14-80

Воскресенье 23 сентября

«Я назвала дочь Марией. В честь Богородицы»

Возврат к списку

07.03.2018 00:00

Автор: Ирина СКИБИНСКАЯ

Фото: из семейного архива

Общество «Я назвала дочь Марией. В честь Богородицы»



Переезжая из столицы в Тулу к мужчине, сделавшему ей предложение, Мадина не могла предположить, что через год — беременная и с двумя маленькими дочками — останется без жилья, денег и помощи.

Вторая жена

Мадина родилась в одной из бывших советских азиатских республик, воспитывалась в традиционной мусульманской семье и с детства придерживалась консервативных ценностей: глубокая вера, чистота, достоинство, скромность. Вышла замуж за соотечественника, родила двух дочерей, а в 2011 году вслед за мужем приехала в Россию — он устроился в Москве, работал и имел возможность хорошо обеспечивать жену и детей.

В столице Мадине нравилось: муж трудился, младшая дочь ходила в детский сад, старшая — в школу. Она сама занималась хозяйством и тоже работала. Получила российское гражданство — для себя и своих детей. Но со временем глава семьи стал всё реже бывать дома, а когда приходил — устраивал скандалы. А потом объявил, что хочет развестись,— и исчез. Брак заключался по законам шариата, к тому же в другой стране, так что у Мадины не было никаких юридических документов, это подтверждающих. Как выяснилось несколько лет спустя, их и быть не могло: бывший супруг обманул девушку, и их брак официально зарегистрирован не был.

Жить одной, и при этом обеспечивать двоих детей, было сложно. Однажды, выходя из мечети, Мадина познакомилась с Самиром — тот также был мусульманином, жил в Туле, рассказал, что имеет свой бизнес.

— Он был очень внимательным, казался порядочным, благородным человеком,— вспоминает женщина.— Мы встречались, он нам помогал. Однажды признался, что у него есть семья, но его супруга не против того, чтобы он взял вторую жену. Обещал, что всё будет хорошо, предложил нам с девочками переехать в Тулу…

Мадина признаётся, что полюбила Самира — и была уверена, что тот ее тоже любит. Роль второй жены ее не смущала, ведь это в мусульманской традиции, к тому же она знала: шариат защищает права обеих жен. Женщина приехала в Тулу — поселилась в квартире, которую для нее и детей арендовал Самир. Обряд бракосочетания состоялся, как того и требует традиция, в присутствии двух свидетелей — друзей жениха. Разумеется, никакой официальной регистрации не было: российское законодательство, как известно, двоеженство запрещает, а брак с первой женой заключался в соответствии со светскими законами.

Она плакала сутками

Несколько месяцев Мадина чувствовала себя совершенно счастливой: Самир часто у нее бывал, заботился, обеспечивал, дарил дорогие подарки. Она не подозревала, что муж постоянно врет и ей, и своей первой жене — та не знала о ее существовании. Правда открылась, когда Мадина забеременела. Первая жена поставила Самиру ультиматум: или я — или она. Ее поддержали родители Самира.

Он выбрал первую семью — и исчез… Женщина начала продавать вещи — для того, чтобы покупать еду детям и платить за квартиру. Пыталась найти тех самых свидетелей, которые присутствовали при заключении брака. Нашла, но они ее прогнали. Один из мужчин кричал вслед, что Мадина сама во всем виновата, потому что она — падшая. В какой-то момент продавать уже стало нечего, хозяйка требовала съехать из квартиры. В Туле нет мечети, и Мадина решила попытаться найти поддержку в одном из тульских православных храмов. Священник ее выслушал и посоветовал обратиться в областной кризисный центр помощи женщинам…

— Когда Мадина пришла к нам в первый раз — это было летом 2016 года,— она была в полном отчаянии,— рассказывает заведующая отделом социальной помощи Наталья Фролина.— Глаза красные и опухшие от постоянных слез. Плакала она сутками. Мы отправились на квартиру, в которой она жила. Были потрясены: мебели практически нет, кроватей в том числе. Девочки спят на полу, но для них из ткани и какой-то одежды Мадина устроила что-то вроде гнездышек с подушками. Сама — беременная, с уже большим животом — спала на газетах. Еды немного, но только для детей. Сама Мадина питалась только хлебом…

На учете по беременности Мадина не состояла, девочки — а им тогда уже было 7 и 10 лет — в школе не учились. Сотрудники кризисного центра приняли решение: прежде всего необходимо заняться здоровьем будущей мамы и ее дочерей. В тот же день договорились о госпитализации Мадины в стационар, девочек устроили в социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних. Нашли так называемого «мужа» — тот обещал оплатить еще один месяц аренды квартиры.

— Мы отправились к квартирной хозяйке — она отказывалась отдавать вещи Мадины,— говорит юрист центра Любовь Иванова.— Уговорили ее дать нам ключ, обещали, что всё сделаем сами,— она согласилась только после того, как я ей свой паспорт в залог оставила. Нашли новую квартиру, ее хозяйку для заключения договора привозили к Мадине в больницу. Одновременно оформляли необходимые документы, начиная с регистрации,— для того, чтобы, родив ребенка, она как российская гражданка могла получить материнский капитал. При этом пришлось запрашивать ряд документов через посольство страны, из которой Мадина приехала в Россию. Вот тогда и выяснилось, что заключенный там брак был, по сути, фиктивным…

Хороших людей много

Мадина родила третью дочь — очаровательную малышку Марьям.

— Я назвала ее Марией в часть Богородицы,— поясняет женщина и говорит, что таким образом захотела поблагодарить тех, кто помог ей справиться с бедой.

После выписки из роддома сотрудники центра регулярно навещали молодую маму: привозили продукты (с учетом того, что семья мусульманская, а это значит, что существуют определенные ограничения, например — запрет на свинину), а также всё необходимое для ухода за маленьким ребенком. Мадина подружилась с сестрой по вере, жительницей Тулы Лейлой — она поддерживала и помогала с детьми.

Женщина получила сертификат на материнский капитал — и за 400 тысяч рублей приобрела комнату в бывшем общежитии на Косой Горе. Перед тем, как оформить сделку, обратилась к юристу кризисного центра — чтобы та проверила, всё ли правильно оформлено. Мадина вместе с тремя дочерьми поселилась в первом и единственном по-настоящему своем жилье, старшие девочки отправились в школу.

Постепенно женщина стала восстанавливать связи с московской мусульманской общиной — и несколько месяцев назад вернулась в столицу. Она снова вышла замуж, снова второй женой, но на этот раз за человека, хорошо известного в московской мусульманской общине, преподавателя вуза. Процедура соблюдена, причем публично, так что у Мадины есть все гарантии. Более того, нынешний муж дает Мадине деньги для создания собственного бизнеса — она решила открыть пекарню.

— Я знаю, что у меня и моих дочерей будет тыл: жилье в Тульской области, доход от пекарни. Теперь я понимаю, как это важно — иметь что-то свое,— говорит она.— В жизни разное может случиться, и надо иметь смелость, чтобы всё изменить. Главное — помнить, что вокруг нас много хороших людей…

Мадина время от времени приезжает в Тулу — навестить подругу Лейлу и сотрудников кризисного центра. Приходит в центр с тортиком, всех обнимает, как родных, не устает благодарить за всё, что они сделали для нее и детей.

— Мы все Мадину очень полюбили,— признаётся директор Тульского областного кризисного центра помощи женщинам Эвелина Шубинская.— Она сталкивалась с предательством, ложью, обманом, но все трудности переживала с удивительным достоинством — ни озлобленности, ни желания мстить… Мадина не утратила свет в душе, внутренний покой, не утратила веру в Бога и людей. Мы очень надеемся, что она и ее девочки будут счастливы…

 

Оставьте комментарий:

Ваше имя Ваш комментарий Символы на картинке
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
Наши партнеры
Реклама