mk.tula.ru

mail@mk.tula.ru

тел.: (4872) 31-65-65, 21-14-80

Среда 22 мая

Конструктор, победивший время

Возврат к списку

05.04.2019 00:00

Автор: Елена СОЛОМАТИНА

Комментариев: 0

Общество Конструктор, победивший время



2 апреля исполнилось 170 лет со дня рождения знаменитого конструктора, генерал-майора артиллерии Сергея Ивановича Мосина — легендарного изобретателя безотказной трехлинейной винтовки, принятой на вооружение в 1891 году. Долгие десятилетия после никто так и не смог изобрести более совершенного оружия. С этой винтовкой шли в бой солдаты в 1941-м, с ее помощью защищали родной город участники героической обороны Тулы.

Сын отставного подпоручика

Судьба Сергея Ивановича настолько тесно связана с Тулой, что многие иногда забывают: Мосин — не туляк. Он родился в селе Рамонь Воронежской губернии в семье управляющего богатым поместьем, отставного подпоручика Ивана Игнатьевича Мосина. Ранние годы маленького Сергея сложно назвать счастливыми. Мать умерла, когда ему едва исполнилось четыре, и он остался на попечении отца. Ему повезло, что местная помещица Анна Ивановна Шеле, у которой служил управляющим Иван Игнатьевич, приняла живое участие в воспитании ребенка. Благодаря ей мальчик получил начальное образование, она же ходатайствовала перед Дворянским депутатским собранием о внесении Ивана Игнатьевича Мосина с сыном в родословную дворянскую книгу. Это позволило Сергею после вступительных экзаменов в августе 1861 года поступить в первый общий класс Тамбовского кадетского корпуса.

Учился Мосин отлично — и в Тамбове, и в Воронеже, где корпус вскоре преобразовали в военную гимназию. Многие исследователи отмечают, что уже тогда проявились неординарные способности будущего конструктора к математике и военному делу. По окончании гимназии он становится юнкером лучшего в стране Петербургского Михайловского артиллерийского училища, а затем, в июле 1870 года, подпоручика С. И. Мосина направляют служить во вторую конно-артиллерийскую бригаду.

Спустя два года строевой службы Сергей Иванович получил разрешение на сдачу экзаменов в Михайловскую артиллерийскую академию, набрал высокий балл и был зачислен на первый курс технического факультета. В то время в академии преподавали крупнейшие русские ученые в области механики и баллистики, кроме базовых лекций там проходили занятия по моделированию и проектированию частей и деталей артиллерийских механизмов. Естественно, такой подход к образованию не мог не вызывать у слушателей интереса к конструкторскому делу.

В городе оружейников

В Тулу уже штабс-капитан Сергей Иванович Мосин приехал сразу по окончании академического курса в 1875 году. Сначала его назначили помощником начальника инструментальной мастерской Тульского оружейного завода, а спустя совсем короткий срок — уже начальником.

В работах, посвященных судьбе конструктора, отмечается, что на новой должности С. И. Мосин досконально изучил технологический процесс изготовления винтовки Бердана, что дало ему возможность проявить конструкторский талант в совершенствовании производства охотничьих ружей. Неудивительно, что к началу 1880-х годов Сергей Иванович — уже известный российский специалист в области изготовления стрелкового оружия. Примерно в это время (различные источники указывают 1881 или 1882 год) ему присвоено звание капитана. По распоряжению Главного артиллерийского управления он назначен членом «Комиссии для осмотра механических средств и зданий» Ижевского и Сестрорецкого оружейных заводов. Назначение позволило ему ближе ознакомиться с организацией производства на этих заводах и с общим состоянием русского оружейного дела.

Если по карьерной лестнице Сергей Иванович, благодаря своим талантам, продвигался достаточно быстро, то в звании рос не так стремительно. Как уже было сказано, службу он начал в чине подпоручика, а в Тулу прибыл штабс-капитаном. Различие в положении армейских и гвардейских артиллерийских офицеров было значительным. Военное министерство было заинтересовано в привлечении на военное производство толковых людей и настояло на том, чтобы зачислять офицеров-производственников в гвардию. Такое решение позволяло увеличить оклады и дать другие привилегии. В результате 23 августа 1876 г. «состоявший по полевой конной артиллерии штабс-капитан Мосин переведен в гвардейскую конную артиллерию с зачислением по оной поручиком». Уже на следующий год Сергея Ивановича произвели в штабс-капитаны по вакансии, а в 1880 году — в капитаны «с оставлением по гвардейской конной артиллерии». К этому времени конструктору исполнился 31 год, а некоторые его сослуживцы уже стали полковниками. Сергею Ивановичу для получения этого звания пришлось изобрести свою непревзойденную винтовку.

Страсти по трехлинейке

Вообще история создания знаменитой мосинской трехлинейки вполне может служить основой увлекательного романа. В ней есть и драматическое противостояние с признанным бельгийским мастером, и настоящий любовный треугольник.

Первый вариант винтовки Мосин предложил еще в 1882 году, однако в целом эта работа заняла около десяти лет. И это были очень непростые годы. Многочисленные источники ссылаются на то, что в 1885 году разработка Сергея Ивановича была признана лучшей из 119 других систем. Специалисты французской фирмы «Рихтер» были настолько поражены новым образцом оружия, что предложили конструктору 600 тысяч франков за право использовать его магазин для собственной продукции. Сергей Иванович отказался, посчитав, что его детище должно служить России. Летом 1890 года была окончательно разработана конструкция ствола и принят калибр в три линии — 7,62 мм.

Однако столица не спешила признавать заслуг Сергея Ивановича. Министры неоднократно докладывали императору Александру III, что в разработке уже заслужившей мировое признание винтовки принимали участие и зарубежные специалисты, в том числе и брюссельский мастер Наган. Меж тем преимущества мосинской винтовки перед бельгийской были огромны. Наше изделие было простым и чрезвычайно надежным, попадало в цель на расстоянии 4 верст и стреляло бездымным порохом.

Некоторые исследователи утверждают, что Сергей Иванович пытался восстановить справедливость, составлял докладные записки, где подробно и убедительно доказывал, что создал всё сам. Но увы…

Фирма Нагана смогла-таки убедить чиновников, что отдельные оригинальные части их оружия были без разрешения использованы русским конструктором. И чтобы избежать конфликта, бельгийцам выплатили 200 тысяч рублей. Мосину же вручили премию в 30 тысяч, а также — орден Святого Владимира третьей степени. А крайне раздраженный всей этой историей Александр III вычеркнул из названия как «винтовка Мосина», так и слово «русская». Осталось просто — винтовка образца 1891 года.

Впрочем, и 30 тысяч хватило Сергею Ивановичу для того, чтобы исполнить свою многолетнюю мечту. Дело в том, что в Туле конструктор влюбился в Варвару Николаевну Арсеньеву — жену Николая Владимировича Арсеньева, сына тульских помещиков. Женщина ответила Сергею Ивановичу взаимностью, и он неоднократно пытался уговорить супруга дать развод Варваре Николаевне. Соперник не соглашался. Мосин даже пару раз вызывал его на дуэль, за что однажды даже под домашний арест угодил. Но потом Арсеньев внезапно передумал и потребовал за жену 50 тысяч отступных. Таких денег тогда у Мосина не было, и только после получения премии он сумел собрать нужную сумму. Кстати, некоторые романтично настроенные исследователи биографии Мосина утверждают, что именно желание воссоединиться с возлюбленной и вдохновило конструктора на создание винтовки, намного опередившей время.

Только в 1891 году, спустя шестнадцать лет, Сергей Иванович и Варвара Николаевна оказались вместе и уже не расставались.

Памяти легендарного оружейника

Увы, найти какие-то рассказы современников о Сергее Ивановиче Мосине сейчас очень сложно. Однако в открытых источниках можно встретить воспоминания оружейника-конструктора И. А. Пастухова, которому посчастливилось работать вместе с Мосиным. Их опубликовала газета «Коммунар» в 1941 году.

«…Я хорошо запомнил этот день. Пожилой, коренастый военный с полным лицом вошел в кабинет механика, поздоровался и, улыбаясь, сказал низким густым голосом: „Знаете что, отдайте мне этого мальчугана“. Такая фраза, не скрою, слегка обидела меня. Я считал себя вполне взрослым человеком, звание чертежника вызывало уважение со стороны моих сверстников. Сергей Иванович показался суровым и замкнутым человеком только вначале. Позднее я обнаружил в его характере черты простоты, душевности и даже благодушия. Однако во всем, что касалось оружия, он был упорным и несговорчивым…

В мастерской у Мосина работало трое. Это были оружейники Санаев, Земцов и Сенопальников — потомственные рабочие-туляки, умелые и опытные слесаря.

Но слесаря порой сердились на капитана. Если дело шло о точности деталей, Мосин проявлял исключительную требовательность и даже придирчивость. В те времена часто работали «на глазок» и «на ощупь». Едва ли не единственной мерой точности была толщина ходовых монет. Старший мастер Гольтяков так и указывал: «Сними-ка тут „на гривну“, „на семишник“, „на трынку“. Не таков был Мосин. Кажется, еще во время своего заграничного путешествия он вывез из „европ“ „штангельциркуль“. Это был единственный на заводе точный мерительный инструмент, позволявший отмечать даже тысячные доли дюйма. Он приносил много беспокойства и слесарям, и чертежникам.

Придет Сергей Иванович к нам, положит на стол рисунок, на котором уже поставлены размеры, сообразованные с сопряженными деталями, и мы вычерчиваем рисунок на ватмане. Каждая часть винтовки, каждая деталь проходила долгий путь. Особенно памятны дни, когда мы окончательно вычерчивали на коленкоровой кальке конструкции нового оружия. На каждом чертеже было подписано: «Винтовка капитана Мосина»…»

Тулу Сергей Иванович покинул в 1894 году, когда был назначен начальником Сестрорецкого завода. В апреле 1900 года ему было присвоено звание генерал-майора, и в этом же году на всемирной оружейной выставке в Париже его винтовка была удостоена высшей награды — Гран-при.

А в середине января 1902 года Сергей Иванович заболел крупозным воспалением легких. Его состояние быстро ухудшалось, и 26 января Мосина не стало…

Туляки бережно хранят память о легендарном конструкторе-оружейнике. Так, в 1957 году в Туле был установлен памятник Сергею Ивановичу Мосину работы Веры Мухиной. В 1960-м была учреждена Премия имени С. И. Мосина, которая с 1999 года стала ежегодной. И наконец, об удивительной судьбе этого человека до сих пор рассказывают всем студентам Тульского технического колледжа имени конструктора-оружейника С. И. Мосина.


Оставьте комментарий:

Ваше имя Ваш комментарий Символы на картинке
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
Наши партнеры
Реклама