mk.tula.ru

mail@mk.tula.ru

тел.: (4872) 31-65-65, 21-14-80

Вторник 12 ноября

Иркин антигламур

Возврат к списку

30.04.2010 08:00

Автор: Тамара АЛЕКСАНДРОВА.

Комментариев: 1

Город Т. Иркин антигламур



(Окончание. Начало

в номере за 16 октября 2009 г.)

Влад был дорог Ирине, она не хотела его терять. Но куда в большей степени она была привязана к самым близким ей людям, живущим в ее родном городе, и к прошлому, которое он хранил. Она не могла жить без своей сумасшедшей работы, заставляющей крутиться как белка в колесе, но именно в такую жизнь Ира вросла корнями и без нее себя не мыслила. Влад это, конечно, понимал, но самонадеянно думал, что сможет открыть Ире более заманчивый мир, в котором реальность удобно монтируется в писательские фантазии.

И все-таки Ира нашла выход из патовой ситуации. Она не говорила Владу, что строит дом в Заоках. Знала, что он обязательно начнет предлагать помощь, а она, хоть и нуждалась в средствах, никогда и ни от кого ее бы не приняла, только если от самых близких ей людей — сына, Лизы и Стеллы. И то — в случае крайней необходимости. Слишком независимым был Ирин характер, да к тому же она, берясь за какое-то дело, четко рассчитывала свои силы. На дом их хватало.

— Влад, у меня к тебе предложение, — Ира не стала продолжать фразу, оценивая тишину на том конце телефонного провода. Ей было важно, чтобы Влад выдал свои эмоции.

И он сделал это по полной программе:

— Ира, мы же договорились. Предложения, ультиматумы, объяснения будут приниматься только в том случае, если мы будем вместе. Гостем я у тебя больше быть не хочу и не могу…

— Я как раз об этом, — вклинилась Ира. — О совместном житье-бытье. — Предложение, только не спеши с выводами, компромиссное. И, думаю, ты его примешь… Приезжай в выходные, все объясню…

Влад приехал в пятницу после обеда. Ира, напоив его чаем, упаковала сумки и, не отвечая на недоуменные вопросы и взгляды Влада, попросила уложить их в багажник.

— Вскоре все поймешь. Это — сюрприз!..

Удивлению Влада не было предела, когда он увидел благоустроенный сруб в хороводе сосен и берез и услышал Ирино предложение.

— Влад, ты же все равно в основном работаешь и живешь в Подмосковье, почти в сотне километров от столицы. Там у тебя крошечный домик, а я тебе предлагаю поселиться в просторном, уютном и очень тихом доме. Да, да, в этом. И расстояние от Москвы всего-то около девяноста километров. Лес, река, покой… И к тому же мы будем вместе.

— Это как? — Влад все еще не мог прийти в себя от изумления.

— Так ведь это место и от Тулы недалеко. И я каждый день после работы буду возвращаться к тебе…

Влад вначале оторопел, а потом громко и раскатисто расхохотался:

— Ну, Ирка! Всего от тебя ожидал, но такого… Втихаря выстроить гнездышко… Да согласен я, согласен! Сам от поставленных тебе условий чуть с ума не сошел, поставить — поставил и с ужасом думал: ну-ка ты их не примешь. Как из подстроенной самому себе ловушки выходить — представления не имел. А дом хорош! Думается в нем замечательно. Давай перекусим и пойдем изучать окрестности…

Ира украдкой бросала взгляды на Влада и видела, что он пребывает в полном восторге. Они любовались неспешной апрельской Окой в сосновых ресницах берегов, пока еще вольной и независимой от оккупирующих ее летом отдыхающих. Гладили изумрудные ершики новорожденной травы и легкий шелк березовых сережек, а потом Влад долго собирал желто-лиловый букет из первоцвета для Иры, не давая ей вмешиваться в этот процесс.

Ему здесь нравилось все, даже сельский магазин, где продавалось необыкновенно пахучее, как в детстве, подсолнечное масло и «шахматные доски» потрясающе вкусных сливочных ирисок, которые они умяли по дороге к дому. А едва зашли за калитку, как Влад притянул к себе Иру и, целуя, выдохнул:

— Согласен! На все с тобою согласен!

«Так, одна проблема решена, — с облегчением думала Ира. — Теперь бы с другими, связанными с работой, разобраться».

В политической жизни области наступило видимое затишье. Страсти по поводу переназначения губернатора улеглись, поскольку главная фигура областной власти осталась прежней. Мэром Тулы, нежданно-негаданно для многих, была избрана с подачи депутатов-единороссов умная, хваткая и острая на язык Алика Толковая. Ее, имеющую собственный успешный бизнес, не интересовали игры вокруг передела городской собственности, и поэтому те, кто пришел во власть, чтобы хоть что-то хапнуть, с опаской относились к даме, возглавившей депутатский корпус. Ясно было, что Алика прорваться в дамки абы кому не даст, ей важно было наработать себе доброе имя и политический имидж.

Губернаторская свита застыла в ожидании переназначений. Чистка ожидалась солидная, несколько бывших соратников Дмитриева готовились к сдаче портфелей. А по поводу некоторых скандалов, санкционированных «белым домом», судачила вся область. Люди, далекие от политики, недоумевали, почему еще совсем недавно обласканный Дмитриевым ректор одного из ведущих тульских вузов Князев вдруг оказался в стане врагов. А на вуз, как это у нас водится, тут же обрушилась лавина разнообразных проверок.

— Слышала, как Князева вчера в белодомовских телеканалах костили? — огорошили вернувшуюся с окских берегов Иру редакторы.

— Нет. А что произошло?

— Нарушил закон стаи. Вылез с особым мнением на заседании облдумы по тарифной политике. Теперь огребает…

— Не должно сметь свое суждение иметь, — прокомментировала Ирина. — Понятно, назвался груздем — полезай в кузов, а он стал против ветра писать. Расползается бывшая Дмитриевская команда, трещит по швам. Жаль, если он потеряет верные штыки. Мореходов, говорят, тоже забыл, что молчание — золото, и теперь собирается в отставку…

— Это что! Иголкину-то каким боком назначение директором предприятия вышло, — вводили в курс дела Иру редакторы.

— Я в теме, что уголовное дело по приватизации муниципальных предприятий возбуждено…

— Да ничего ты не в курсе. При обыске в его квартире обнаружено незарегистрированное оружие. Неужели он полный идиот, чтобы его дома хранить?

— Не знаю. И на старуху бывает проруха. Но странные дела творятся в нашем королевстве. Напоминают мне белугинские и дубовские времена. Помните, как с нами боролись? Проверками и «соцзаказами» от власти. А потом, когда у них ничего не вышло, Шуру в оборот взяли. И, похоже, ничего не меняется. Пока сидишь тихо, ты — золото. Чуть позволишь себе ослушаться царской воли, ты — дерьмо. Но дело в том, что Дмитриева-то сейчас в области нет. И он не дурак, чтобы так наглядно шашкой махать, это, по-моему, иных рук дело. Но сути не меняет…

— Ну что, ставим в номер материал под рубрикой «Старые грабли»? О неменяющейся сущности власти и методах борьбы с неугодными? — редактор с вызовом смотрел на Иру, словно проверяя ее на вшивость.

— Ставьте, — махнула она рукой, понимая, что вновь ввязывается в борьбу с ветряными мельницами. Но журналистская натура — вякать, как хазановский попугай, правду-матку — брала свое.

«Будь что будет», — привычно подумала Ира. И, вспомнив о Владе, об уютном доме в речном краю, она безмятежно улыбнулась. У нее была надежная защита, тот единственный причал, откуда можно уйти в спасительную гавань под названием Любовь, так необходимую каждому человеку…


Оставьте комментарий:

Ваше имя Ваш комментарий Символы на картинке
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
Наши партнеры
Реклама