От агронома до невролога

От агронома до невролога
20.10.2017
Автор: Сергей ТИМОФЕЕВ

Осенью 1917 года Тулу посетила шестилетняя Маня Умницкая, широко известная тогдашней публике своей сверхъестественной способностью к ясновидению. Гастроли необычного ребенка шли в «Художественном театре». Несмотря на дефицит бумаги, весь город был увешан афишами; рекламные вставки в газетах печатались между статей. Воспользоваться уникальной возможностью узнать свое будущее туляки могли в течение всего двух дней.

Ясновидящая в Туле

Маленькая Маня по всем законам жанра поражала воображение обывателей, безошибочно отвечая на вопросы: «сколько мне лет?», «что у меня в карманах?», «сколько душ в моем семействе?» и т. д. Совершенно обескураживали зрителей способности ясновидящей пересчитать деньги в закрытом портмоне, назвать количество детей — причем как живых, так и умерших,— точно определить размер жалованья или номера кредитных билетов, в общем, как писала «Тульская молва», отвечать на «решительно все существующие в мире вопросы, о чем бы ни спросили».

Посмотреть на удивительного ребенка, а по возможности и задать свой вопрос стремился весь город. Представления шли при полных аншлагах. Новая революционная власть в Туле и Тульской губернии могла бы спросить, что ее ждет впереди? Но увы… Способности Мани бесполезно расходовались на всякую чепуху.

Тульский малоросс

Февральские события в Петрограде произошли настолько стремительно и неожиданно, что туляки, от души нарадовавшись переменам, так и не смогли до конца понять, что именно они приветствовали. На шестой месяц жизни без царя и губернатора в редакцию периодического издания пришло письмо следующего содержания: «Граждане города Тулы, не знающие тульского городского головы Сергея Родионовича Дзюбина, интересуются его происхождением и прежнею деятельностью и часто обращаются по этому поводу с запросом к должностным лицам городского самоуправления; в то же время встречаются и такие лица, которые сообщают неверные сведения о личности городского головы».

Что говорить о дореволюционной Туле, если даже по истечении века всезнающая глобальная сеть Интернет на запрос о С. Р. Дзюбине ответила несколькими жалкими строками совсем скудной информации. Оказывается, в некоторых вопросах пожелтевшая дореволюционная газета всё еще даст фору самой Википедии. «Тульская молва» своевременно отвечала своим читателям.

«Тульский городской голова, Сергей Родионович Дзюбин, происходит из потомственных дворян Таврической губернии, малоросс»,— сообщалось со ссылкой на сведения, предоставленные Городской Управой в лице товарища городского головы Л. Обрезкова и секретаря Коростелева.— «вероис — поведания православного, имеет от роду 43 года; по образованию — агроном; работал по сельскому хозяйству и земским агрономом, а последние 9 лет принимал ближайшее участие в кооперативной работе в Рязанской и Тульской губерниях. Со дней революции и до избрания на должность городского головы — состоял тульским губернским комиссаром». После избрания городским головой Дзюбин сохранит должность губернского комиссара (фактически руководителя региона.— С. Т. ), правда, с приставкой «и. о.».

Сегодня трудно представить, но сто лет назад стать главой губернии мало кто хотел.

Глас вопиющего в пустыне

О своей незавидной участи знал и сам Сергей Родионович Дзюбин. Назвать период его «правления» по-научному сухо «двоевластием» — значит не сказать ничего. Безвластие или хаос — вот эпитеты, наиболее подходящие специфике того исторического момента. Вдумайтесь: заседания городской управы, городская дума, принимающая собственные решения, тульский совет рабочих и солдатских депутатов, бесчисленные профессиональные союзы — городских служащих, средних и мелких промышленников, солдатских жен и вдов, металлистов, врачей, учащих и учащихся, родительские комитеты, продовольственные комиссии… Бесконечные собрания, конференции, съезды принимают решения, резолюции, сочиняют ходатайства. Бастуют городские служащие, железнодорожные работники, домовладельцы, квартиросъемщики, мелочные торговцы и т. д. и т. п. Каждый просит повышения жалованья. А как быть, когда цены растут даже быстрее, чем падает авторитет Временного правительства?

«Поменьше слов, побольше дела»,— обращался к новому созыву гласных (депутатов.— С. Т. ) Тульской городской думы градоначальник на одном из первых заседаний осенью 1917 года.

«Призыв С. Р. Дзюбина прозвучал свое — временно,— иронизировал корреспондент „Тульской молвы“.— Увы, приходится сказать, что голос городского головы даже на первых порах существования городской Думы звучит уже как глас вопиющего в пустыне.

На думских заседаниях говорят, говорят, говорят…

…Из 18 вопросов, стоявших на повестке последнего думского заседания, разрешено было всего два, да еще разрешен вопрос вне повестки.

А ведь говорили до двух часов ночи.

Неужели все не наговорились еще и не устали!

Хотя бы типуны на языках у всех говорунов вскочили.

Пора бы перестать переливать из пустого в порожнее, спуститься с облаков на землю и заняться работой…»

Поможет только доктор из вытрезвителя?

Напутствия городского головы и тульского губернского комиссара Временного правительства усовестить тогдашних депутатов Тульской городской думы не смогли. Градоначальнику оставалось одно — уйти в отставку. Что он и сделал за месяц до взятия в Петрограде власти большевиками.

О причинах своего «отказа от должности» Дзюбин подробно рассказал тулякам на станицах «Тульской молвы»: «…Перечень очередных задач, в океане таковых, стоящих перед городским самоуправлением, может быть изучен и может надеяться на приложение творческого труда и знания, если до этого у состава управы будет время и возможности для проявления творчества. Этих условий в наличии нет, управа лишена возможности отдавать хотя бы часть суток этому обязательному для нея труду…

Все эти причины, являющиеся не особенностью Тульской губернии, а особенностью российской, заставляют меня сложить с себя обязанности городского головы, а также прочие лежащие на моих плечах обязанности».

Новым городским головой на заседании Тульской городской думы при закрытой баллотировке с результатом в 50 избирательных и 8 неизбирательных шаров был избран Константин Алексеевич Зажурило (фото 3) — врач и общественный деятель, по убеждениям, как и Дзюбин,— меньшевик. Создатель первого в Туле рентгеновского кабинета и первого неврологического отделения, которым заведовал до конца жизни, он был известен еще и как руководитель амбулатории для алкоголиков, открытой при одном из первых в России «приютов для опьяневших».


0


Теги: Тульская область, общество, краеведение, история, Тульская молва, 1917 год, жизнь, город, ясновидящая, Маня Умницкая.

Возврат к списку

Оцените материал:  
(Голосов: 3, Рейтинг: 5)

Материалы по теме:



Новости наших партнеров

Добавить в Яндекс
«      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
«   2017  

Мы ВКонтакте
Опрос

Модуль опросов не установлен.

Мы на Facebook

Наш QR - код
        QR - код
Наверх