«Театр не терпит равнодушия»

«Театр не терпит равнодушия»
17.10.2017
Автор: Ирина СКИБИНСКАЯ
Фото: Александра Колесника и из архива И. Блохиной

Недавно художник-постановщик Тульского академического театра драмы и главный художник Новомосковского филиала Ирина Блохина отметила юбилей. «Молодой коммунар» беседует с Ириной Александровной о роли сценографии, о специфике профессии театрального художника.

Начало. Работа в мастерских

Ирина Блохина родилась в Туле, но росла и училась на Дальнем Востоке: ее отец был военным, и вместе с ним семья переехала в Благовещенск.

— Еще школьницей я часто бывала в местном театре, и он меня завораживал — как нечто особенное, не бытовое,— вспоминает Ирина Александровна.— Впрочем, я думала, что моя жизнь будет связана с театром. Родители хотели, чтобы я получила «серьезную» профессию — например, учителя. А я хотела рисовать.

Блохина поступила в Орловское художественное училище — там раз в пять лет набирался курс на театральное отделение. Здесь должны были готовить театральных декораторов, но на самом деле ребят учили как художников-постановщиков — педагогический состав был очень сильным и ставил перед студентами сложные творческие задачи. Ирина признаётся, что процесс постижения профессии оказался для нее органичным: еще в детстве, читая книжки, она представляла картинки с героями, сценами, ее визуальное воображение всегда было хорошо развито…

— Дипломную работу мы делали вместе с однокурсницей. Оформили мастерскую и разделили пополам. На одной половине — ее декорации к спектаклю «Мастер и Маргарита», на другой — мои, к спектаклю «Ромео и Джульетта»,— рассказывает И. Блохина.— На моей половине в центре была подвешена огромная конструкция из металлических элементов. В нее актеры должны были вставлять, а потом доставать шпаги, золотые маски, свечи.

После окончания училища в 1989 году Ирина приехала на родину, в Тулу — и пришла в театр, который на долгие годы стал ее вторым домом. Поначалу работала в мастерских: делала декорации по эскизам художников-постановщиков спектаклей. Блохина признаётся, что этот опыт в будущем ей очень пригодился: ты можешь придумать что угодно, но если плохо представляешь, как это реализовать, то вряд ли что-нибудь получится…

В историю надо влюбиться

— У каждого театрального художника свой стиль,— говорит И. Блохина.— А вообще в России существуют две школы сценографии: московская и петербургская. Главный художник нашего театра Александр Леонидович Дубровин — представитель питерской школы, покойный Борис Григорьевич Ентин — тоже… Борис Григорьевич пришел в театр приблизительно в то же время, что и я. Мы много работали вместе. Он был очень справедливым человеком — мог и поругать, но всегда за дело. И «своих» в обиду никогда не давал. Ентин меня многому научил и очень помог, когда мне доверили самостоятельно сделать свой первый спектакль…

Это было в 2005 году, когда Ирине предложили оформить сказку «Любовь к одному апельсину». А всего за 12 лет Блохина оформила около 30 спектаклей — и это только на тульской сцене, не считая новомосковской.

— Конечно, делать первые спектакли было страшно,— рассказывает И. Блохина.— Особенно волновалась, когда по моим чертежам в мастерских начинали делать декорации… Над каждой постановкой ломала голову, да и сейчас ломаю — и это нормально: театр не прощает равнодушия. В каждую историю, над которой ты работаешь, надо влюбиться. И даже если поначалу пьеса тебе не очень нравится, начинаешь думать, искать решение — и этот материал становится твоим…

Мы попросили Ирину Александровну назвать свои работы, которые она считает наиболее удачными.

«Воскресение» по роману Льва Николаевича Толстого на малой сцене ТАТД: жесткие, свинцово-серые, давящие декорации… «Пигмалион» по пьесе Бернарда Шоу в Новомосковском театре: подчеркнуто бытовая история, две телефонные будки, превращающиеся в две комнаты… «Первая любовь» по повести Ивана Сегеевича Тургенева — тоже в Новомосковске. Удивительно свежий спектакль получился, там будто всё сошлось: сценография, режиссура, уровень актерской игры. И «Счастье мое…» с Полиной Шатохиной в главной роли — одна из ее самых ярких и проникновенных работ на тульской сцене…

— Театр — искусство, в котором важно всё: попадание актера в роль, сценография, режиссура, костюмы — важно, чтобы всё это сходилось в нечто целое и органичное,— убеждена И. Блохина.— Если спектакль расчленяется, распадается, значит, что-то не сложилось… Однажды Ентин показал мне эскиз занавеса, который он придумал — просто невероятный. А на следующий день Борис Григорьевич звонит и говорит, что решил сделать другой вариант. «Почему? — удивилась я.— Ведь было так красиво!» «Вот поэтому я и отказываюсь от этой идеи,— ответил Ентин.— Так как получится вещь самодостаточная, и она будет работать сама на себя». Театр не терпит не только равнодушия. Он не терпит эгоизма. Мы все подчиняемся режиссеру и работаем на общую задачу.

Копилка художника

В своей работе Ирина Александровна руководствуется несколькими основными принципами, и не только творческими. Безопасность актеров — это очень важно. Для одного из спектаклей Блохина придумала высокую открытую площадку — выглядело впечатляюще. Но потом пожертвовала визуальным эффектом ради актеров и добавила перила — вдруг что-то случится? Думает она и о монтировщиках сцены: чтобы декорации было удобно переносить, собирать и разбирать…

Актеры часто рассказывают о том, как наполняют свою профессиональную копилку наблюдениями за обычными людьми, а потом используют их жесты или походку в работе над сценическим образом. У Ирины Блохиной — своя, художественная копилка:

— Однажды я шла по тульской улице и вдруг увидела очень старый дом: по окрашенной стене идет трещина в форме какой-то странной ветки, рядом — обшарпанная дверь. Этот образ я использовала при создании декораций к спектаклю «Счастье мое…». А в центре художественного решения «Руслана и Людмилы» в новомосковском театре — солярный круг, это языческое изображение я увидела на картинке с древним славянским женским украшением…

С Новомосковским драматическим театром Ирина Блохина начала работать в начале нулевых — с легкой руки Бориса Ентина. Первым спектаклем стал «Мой бедный Марат» по пьесе Алексея Арбузова, в нынешнем году отметивший «совершеннолетие»,— ему уже 16 лет. Несколько месяцев назад Блохину назначили главным художником Новомосковского филиала Тульского академического театра драмы. На днях она выпустила спектакль «Кошкин дом», в настоящее время готовит новую премьеру — это будет японская сказка, очень красивая и мудрая.


0


Теги: Тульская область, Новомосковск, культура, драмтеатр, филиал, художник, Ирина Блохина, юбилей.

Возврат к списку

Оцените материал:  
(Нет голосов)

Материалы по теме:



Новости наших партнеров

Добавить в Яндекс
«      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
«   2017  

Мы ВКонтакте
Опрос

Модуль опросов не установлен.

Мы на Facebook

Наш QR - код
        QR - код
Наверх