Золотой фонд ОПК

Золотой фонд ОПК
08.09.2017
Автор: Тамара ГОЛОВИНА
Фото: пресс-службы АО «КБП»

Чем дальше знакомлюсь со специалистами АО «Конструкторское бюро приборостроения им. академика А. Г. Шипунова», тем больше убеждаюсь в том, что разработка современной военной техники — в надежных руках. Сегодня мы, отдавая должное старожилам КБП, расскажем и о тех конструкторах, от чьей достойной работы во многом зависит эффективность современных разработок, накопление потенциала для создания техники будущего.

Один путь

Вернее, путей много, но разработчики находятся в непрерывном поиске того, что ведет к продуктивной и перспективной идее.

— Хороший конструктор всегда вынашивает идеи по усовершенствованию изделия, новых разработок,— говорит О. Ю. Ястребов, начальник отделения по разработке противотанковых ракетных комплексов. Знаменитый «Корнет» — детище специалистов этого подразделения.

Олег Юрьевич в КБП с 1999 года, сюда он пришел после окончания Тульского государственного университета. К тому времени в новейшей России уже не было обязательной трехлетней отработки после окончания вуза на предприятиях отрасли, трудоустраиваться молодым специалистам предстояло самим. Ястребов, получивший образование по специальности «Системы автоматического управления» на факультете САУ, проанализировал возможные направления своего трудового пути и остановился на предприятии, которое даже в условиях неустоявшегося рынка сумело сохранить лидерские позиции в российском ОПК.

Целеустремленного выпускника в КБП приняли, и, как показало время, он пришелся ко двору. Не только сумел состояться как талантливый разработчик, но еще и стать умелым организатором и управленцем, способным мобилизовать свою команду на решение важных для обороны страны задач.

Олег Ястребов учился в тульской школе № 72. Хорошо учился, с интересом, к тому же увлекался футболом и волейболом. Факультет САУ в ТулГУ выбрал, как с иронией к себе вспоминает, из-за нелюбви к черчению. В ракурсе сегодняшнего времени ирония понятна: его работа предполагает глубокое погружение в темы, требующие не только знаний в области систем управления, но в том числе и пространственного мышления, и понимания тонкостей конструктивных особенностей изделий. То есть специалистом нужно быть основательным по многим позициям, комплексным.

Олег Юрьевич с уважением говорит о людях, способствовавших его становлению как руководителя серьезного конструкторского подразделения. К себе сегодняшнему он шел от инженера-конструктора III и II категорий, ведущего специалиста и, наконец, заместителя начальника отделения.

— Очень хорошо помню совещание под руководством А. Г. Шипунова,— говорит Олег Юрьевич.— Шел 2008 год. Я выступал с докладом по тематике отделения, которой мы занимались. А именно — по модификации «Корнета». До сих пор помню размеренный, спокойный тон Аркадия Георгиевича, его предложения, замечания, конструктивную критику. Конечно, этот человек — глыба, мощь его интеллекта меня тогда потрясла. И предложения Шипунова, его замечания нашей командой, конечно, были учтены в работе над «Корнетом-Д1», «Корнетом-ЭМ», начало которой было положено как раз на том совещании.

Традиции совместных обсуждений путей решения задач, мозговых штурмов, заложенные при Шипунове, мы продолжаем. В отделении — сильная команда разработчиков, в ней в тесной связке работают и наши ветераны, у которых мы все учились и учимся, и уже достаточно опытные конструкторы, и молодые специалисты. Об очень многих я смело могу говорить как о будущем КБП.

Конечно, проблемы есть. Например, если мы с оптимизмом оцениваем положение дел в подготовке и становлении конструкторов, то нам явно недостает молодых специалистов в области электроники, особенно микроэлектроники. Что делать? На мой взгляд, необходимо эффективнее развивать систему обучения схемотехников в вузах страны в целом и нашего региона в частности. Считаю, что талантливую молодежь следует привлекать щедрым социальным пакетом: очень достойной зарплатой, предоставлением большего числа возможностей для получения собственного жилья, карьерного роста. Без этого не удовлетворить острую потребность в специалистах, от идей которых во многом зависит высокая конкурентоспособность изделий на мировом рынке, их прорывной характер…

Сегодня Олег Юрьевич Ястребов возглавляет одно из серьезнейших отделений в КБП и связывает его будущее с решением современных инновационных задач своей командой, каждого члена которой ценит и уважает. Особые слова признания Олег Юрьевич адресует тем, чей вклад в разработки и перспективное развитие КБП наиболее заметен. Старожилам — В. Ф. Тюрину, Ю. Д. Копылову, И. В. Боеву. И тем, чей стаж не столь богат годами, но чей труд значим и ярко вписан в общую работу КБП — инженерам-конструкторам С. Б. Карцеву, А. В. Данилову, Е. М. Дризгаловичу, В. Е. Котельникову, А. А. Шахову, И. В. Черносвитову, М. Н. Маркову.

Если «заболел» делом — толк будет

С. В. Маст и М. И. Андреев — заместители начальника отделения по разработке противотанковых ракетных комплексов — нашего первого героя О. Ю. Ястребова.

Олег Юрьевич, Михаил Иванович и Сергей Валериевич, судя по созвучию в оценке работоспособности своей команды и путей решения задач, стоящих перед ней,— единомышленники. В беседе с корреспондентом «Молодого коммунара» они были едины во многом, а прежде всего в главном — в отношении к КБП, в уважении к его традициям, в гордости именами оружейников, связанных с предприятием, в понимании его важного назначения — быть одним из флагманов российского ОПК, а также в осознании своей личной роли, меры ответственности и вклада коллектива отделения в работу по укреплению обороноспособности России.

Сергей Маст поступил на специальность «Ракетостроение» современного машфака ТулГУ. И, окончив его в 2004 году, решил попробовать силы в КБП. В отделении начинал инженером, затем его рост как специалиста отмечался категориями — III и II. А потом сразу Сергею Валериевичу доверили руководить отделением: ему поручили возглавить конструкторский сектор. Маст — человек творческий, ему интересно, опираясь на результаты исследования имеющегося рынка вооружений, найти нестандартные конструктивные и технологические повороты для того, чтобы не просто усовершенствовать разработку, а добиться таких эксплуатационных характеристик, у которых в мире нет аналогов. Даже по концепции построения комплексов.

— Мы, как правило, ведем работу по нескольким вариантам,— раскрывает секреты С. Маст.— Главная задача — оптимизация. Идем к ее решению и индивидуально, и с помощью мозговых штурмов. Как правило, самыми оптимальными оказываются вроде бы простые решения. Но именно они даются, как ни странно, нелегко. И когда опытные образцы успешно проходят испытания, когда наши изделия приняты на вооружение и по результатам их работы в боевых условиях не поступает рекламаций,— вот тогда есть чувство удовлетворения.

Вообще-то разработчики — народ сомневающийся, им хочется что-либо в конструкции изменить, доработать, улучшить. Поэтому часто вспоминаем Павла Третьякова, запретившего швейцарам пускать в свою галерею Илью Репина, потому что тот все время пытался улучшить свои картины, выставленные в экспозиции. Обычно такое происходит до нового задания, темы, нового азарта, без которого невозможно приступать к интересному делу. Когда им серьезно «заболеваешь», то крутишь и докручиваешь идеи, не считаясь с личным временем. Споришь и сравниваешь, отрабатывая варианты, бывает, ошибаешься, но когда выходишь на верное решение, знаешь точно — толк будет! Мы умеем создавать технику, нужную армии, интересную для инозаказчика, технику, равной которой по тактико-техническим характеристикам нет в мире. И в этом — главный смысл нашей работы, творческой, беспокойной. Но без неё жизнь не была бы полной…

Михаил Иванович Андреев пришел в КБП в 2000 году сразу после окончания ТулГУ (кафедра «Проектирование автоматизированных комплексов»). Эту кафедру в 1994 году в университете организовало КБП как специализированную кафедру подготовки специалистов для своих подразделений. С первого курса студенты обучались непосредственно в КБП, а их преподавателями были начальники отделений, главные и ведущие конструкторы предприятия. На старших курсах практически все дисциплины вели специалисты КБП. Полученные с их помощью знания выпускники вуза успешно применяли на практике. Вот и М. Андреев, придя работать в отделение, сразу включился в новую работу по созданию легкого носимого ПТРК «Метис-М1». Он прошел весь путь по разработке комплекса: от согласования технического задания на проведение опытно-конструкторских работ до завершения государственных испытаний и принятия комплекса на вооружение Российской армии. Подтверждением высоких результатов в его труде стала победа в городском конкурсе «Тульские мастера» в 2004 году. А в 2007-м М. Андрееву была вручена национальная премия «Золотая идея» за достижения в области военно-технического сотрудничества, разработки и производства образцов вооружения и военной техники.

Для таких, как Олег Ястребов, Сергей Маст, Михаил Андреев, работа в КБП — это еще и возможность творческой самореализации. Именно на это нацеливают они талантливую молодежь, которой доверяют решение актуальных задач.

— КБП всегда присуща политика радикальных перемен в подходах к делу, обучении кад — ров, в глобальном техперевооружении производств, в омоложении как коллектива, так и самого предприятия,— считают О. Ястребов, М. Андреев и С. Маст.— Но не отрываясь от традиций, от лучшего, что было в его истории и наработано за 90 лет конструкторами, технологами, исследователями. Всем молодым специалистам мы всегда даем напутствие: «При первоначальном подходе к решению поставленной задачи изучите историю с географией!»

Эта, казалось бы, не относящаяся к разработке вооружения и военной технике фраза на самом деле означает следующее: «изучить историю» — это поработать в архивах, узнать, что было сделано по данной проблеме до тебя поколениями конструкторов. А «изу — чить географию» — проанализировать, что по данной проблеме делают специалисты вокруг тебя — в смежных подразделениях, на других предприятиях отрасли и за рубежом. Подобный подход к разработке позволяет допускать меньше ошибок, всегда быть на острие передовой конструкторской мысли и сохранять традиции. Такой подход позволяет АО «КБП» долгие годы сохранять лидирующие позиции в мире по разработке и экспорту вооружения.

Огнеметы и не только

В Советском Союзе к людям, часто меняющим место работы, относились, мягко говоря, с неодобрением. И называли их «летунами». Это для летчиков — комплимент, а для представителей других профессий такая характеристика была обидной. Уважающие себя специалисты, как тот камушек, что на одном месте мхом обрастает (в хорошем смысле постоянства), преданы своему делу и предприятию, как правило, всю жизнь.

42 года работает в АО «КБП» Ю. Б. Абрамов. Сегодня он — заместитель начальника отдела, занимающегося разработкой новой техники. Какой? Юрий Борисович, хитро прищурившись, раскрывать корреспонденту всех карт не стал, ответив коротко: «Огнеметами, и не только».

Абрамов вообще человек не слишком разговорчивый, ему куда интереснее поломать голову над тонкостями конструкции изделия, не отвлекаясь на не связанные с делом моменты. В КБП он, как и многие его коллеги-разработчики, старожилы предприятия, пришел по распределению после окончания машиностроительного факультета Тульского политехнического института. Освоение специальности «Двигатели летательных аппаратов» Юрию Абрамову давалось легко. Впрочем, учеба ему всегда была интересна. В школе в поселке Плеханово (сегодня он — в Большой Туле) Ю. Абрамов, помимо обязательных предметов, увлекался радиотехникой и моделированием. Конструктором рос. В этой же школе его родители работали учителями, так что можно представить, какой суровый спрос за успеваемость был с их сына.

В КБП он пришел работать в подразделение, в котором трудится по сей день. Только тогда оно было сектором, а теперь — отдел. Юрий Борисович принимал участие в разработке огнеметов, один из которых — знаменитый «Шмель». Его начальником был Г. Д. Филимонов, знающий, талантливый разработчик, которого Абрамов считает своим учителем.

Юрий Борисович называет еще имена В. Н. Комолова, руководителя сектора, и Ю. Н. Кириллова, под началом которого Ю. Б. Абрамов работал в группе. А когда Юрий Николаевич возглавлял отдел, то Абрамов был у него заместителем.

Г. Д. Филимонов, В. Н. Комолов, Ю. Н. Кириллов, по оценке Абрамова, опытные, знающие конструкторы, умеющие отстаивать свои проекты и не щадящие себя в деле. И подчиненных учили такому же самоотверженному отношению к работе и за кульманом, и в доведении до ума опытных образцов, и в полигонных условиях. Бывало, что и сам Юрий Борисович буквально на месяцы «прописывался» по месту испытаний, часто вдали от дома. Нередко он вел доработку изделий вместе со смежниками, не вылезая из командировок. Выполнять задания помогала хорошо налаженная кооперация с партнерами, которые тоже понимали, насколько важна качественная продукция для надежной обороны страны.

— У каждого из изделий свои изюминки,— говорит Ю. Абрамов,— и если вкрался в них «недуг», мы обязаны провести действенное «лечение». Часто в результате напряженной работы по поиску недоработок приходили идеи по усовершенствованию изделий, по улучшению конструктивных характеристик…

КБП, по мнению Юрия Борисовича, всегда славилось своей командой, в которой, конечно, далеко не только звездные имена. Творческих, одаренных людей в ней всегда много, есть перспективные разработчики и сегодня. Абрамов таким считает А. В. Лаврухина, называя своего молодого, на его взгляд, коллегу сформировавшимся разработчиком, умным и думающим. Как о перспективных специалистах говорит Юрий Борисович о начальниках секторов в его отделе А. А. Пристягине и С. Н. Иванове:

— За такими ребятами — будущее КБП…

Ю. Б. Абрамов награжден орденом «Знак Почета», отмечен званием «Заслуженный конструктор Российской Федерации», он — дважды лауреат премии им. С. И. Мосина.

«Научное обоснование — это основа основ»

Так рассуждает Э. Н. Давыдов, начальник теоретического отдела стрелково-пушечного вооружения. И для такого вывода у него есть все основания. Он предан КБП, его традициям, наставлениям своих учителей, главными из которых всегда считал А. Г. Шипунова и В. П. Грязева. А у них даже присказка перед началом разработки любой новой темы была такая: «А что по этому поводу говорит наука?»

Академик РАН А. Г. Шипунов был уникальным ученым, он тяготел не только к фундаментальным, но и к прикладным наукам, а это — явление в академическом мире нечастое. Изобретать, разрабатывать в наше время изделие без научного обоснования он считал делом неоправданным ни в части напряжения творческих сил, ни по материальным затратам. И анализ перспективности разработок, оценку целесообразности использования тех или иных аналогов проектируемых изделий, поиск оптимальных решений поручал вести знающим инженерам, не просто талантливым, но еще и дотошным до педантичности.

Наверное, Э. Н. Давыдов вполне отвечает этим качествам, а то, что без его подразделения на предприятии не обойтись, и то, что опыт в этой сфере деятельности у него колоссальный, абсолютно точно. Эдуард Никитович работает в КБП с 1967 года. Да, да — полвека трудовой деятельности на одном предприятии. Вернее, 51 год. После окончания Тульского политехнического института (поступал еще в механический, где профильной кафедрой была «Расчет и проектирование автоматических машин») он в 1966 году проходил преддипломную практику в КБП, в только что образованном подразделении стрелково-пушечного вооружения, под началом легендарного пушечника В. П. Грязева.

— Василий Петрович сразу загрузил дипломников делом. Мы, практиканты, реально работали старшими техниками, погружаясь в специфику разработки современного пушечного и стрелкового оружия. И на всю жизнь, как Шипунов и Грязев, «заболели» пушками. Ясное дело, после защиты диплома все мы сразу же продолжили свою работу в КБП, но уже инженерами,— вспоминает Э. Давыдов.

Пушка ГШ-23, первая принятая на вооружение совместная разработка Грязева и Шипунова в те годы, когда они трудились после окончания Тульского механического института в подмосковном Климовске, навсегда связала двух знаменитых оружейных конструкторов и работой, и дружбой. Пушечное направление, закрытое в хрущевские времена почти повсеместно в угоду модному ракетному, вновь получило второе дыхание в середине 60-х годов прошлого века. Причем отчасти благодаря А. Г. Шипунову.

В 1964 году он, руководитель ЦКБ-14 (сегодня — АО «КБП»), побывал в командировке во Вьетнаме, где шла развязанная США война. По возвращении докладывал о результатах поездки секретарю ЦК КПСС Д. Ф. Устинову, будущему министру обороны Советского Союза. Шипунов, зная, как и все в оборонной отрасли страны, что именно Устинов был инициатором закрытия пушечного направления, все же заступился за свои любимые пушки, сказав, что самолеты США оснащены эффективными пушками «Вулкан», а нам им противопоставить нечего — пушечная тематика закрыта. Дмитрий Устинов услышал аргументы тульского оружейника, и через три месяца вышло постановление ЦК КПСС и Совмина СССР о возобновлении работ по пушкам, а перед ЦКБ-14 была поставлена задача оснащения авиации скорострельными пушками. Тогда Аркадий Георгиевич Шипунов пригласил в Тулу своих коллег по прошлой работе в Климовске, прежде всего, конечно, Василия Петровича Грязева.

— Вместе с В. П. Грязевым,— вспоминает Э. Давыдов,— в Тулу перебрались и его соратники по климовскому ЦНИИТОЧМАШу опытные конструкторы П. А. Фадеев и Н. Л. Дружинин. А Василий Петрович, и вовсе обладавший энциклопедическими познаниями по автоматическому оружию, уникальным пространственным мышлением и умением синтезировать конструкцию будущего изделия, а также своей колоссальной работоспособностью, давал нам, молодым специалистам, вдохновляющий пример «грязевского» стиля работы. С благодарностью вспоминаю талантливых ветеранов нашего стрелково-пушечного направления, таких как В. Ф. Перерушев (начальник отдела), конструкторы Ю. В. Потапов, И. В. Елисеев… Да и вузовская подготовка оказалась достойной. Ведь там моими учителями по спецдисциплинам были такие ученые, как М. А. Мамонтов, А. М. Богородицкий, Н. П. Юрманова, Б. М. Суров, Н. А. Долгих и др. Они дали нам фундаментальную подготовку. И уважение, которым они пользовались, не давало нам права подводить своих учителей, кафедру, вуз…

Инженер, старший инженер, начальник сектора, начальник отдела — кадровые ступени трудового пути Эдуарда Никитовича Давыдова под непосредственным научно-техническим руководством В. П. Грязева и А. Г. Шипунова. Работать в такой высокопрофессиональной команде, постоянно находящейся в творческом поиске и ищущей пути создания новых, более совершенных разработок, было необыкновенно интересно, хотя и очень непросто из-за высокой степени ответственности. Но возможность плодотворно работать, зная, что результаты твоего труда необходимы Родине, служат ее обороне, что твой труд ценят, давала силы, желание идти дальше.

Начало девяностых годов прошлого века внесло серьезные коррективы в работу Конструкторского бюро приборостроения, и далеко не только этого предприятия. Снижение гособоронзаказа стало повсеместным явлением в новейшей России, а конверсия, которую призывало осуществлять правительство Егора Гайдара, носила странный болезненный характер. Лидер отечественной оборонки, КБП, например, вынуждено было разрабатывать швейные машины и минисельхозтехнику (культиватор «Жук», кстати, пользовался хорошим спросом).

— К счастью, во главе предприятия стоял мощный стратег А. Г. Шипунов, который понимал, что КБП обязано сохранить свой профиль, свой кадровый потенциал, в частности и по направлению стрелково-пушечного и гранатометного вооружения,— говорит Эдуард Никитович.— В тот период была осуществлена разработка целой системы специализированного стрелково-гранатометного оружия (оружия антитеррора), были найдены пути для поставок вначале лицензий, а потом и изделий на экспорт. И, конечно, проведена колоссальная работа по сохранению специалистов этого направления, прежде всего — конструкторов…

И, как всегда, Шипунов, Грязев придавали огромное значение развитию научной базы, оптимизации конструктивных решений и функциональных параметров изделий, тщательному анализу результатов испытаний.

Этими вопросами занимался и занимается отдел, возглавляемый Э. Н. Давыдовым. Работа ответственная, но очень интересная и любимая. И несмотря на то что Эдуарду Никитовичу 75 лет, он не собирается на отдых. Его дело — это его жизнь. Он профессионал высокого класса, которого в коллективе отделения и в целом в КБП очень ценят и уважают.

Кстати сказать, на предприятии до своего ухода на пенсию работала его жена Наталья Федоровна, а ныне работает и его дочь Вера Эдуардовна, она инженер II категории.

Эдуард Никитович уверен в большом будущем КБП, в его процветании, в том, что разработки предприятия всегда будут прорывными, сохраняя превосходство над зарубежными образцами.

Остается сказать, что Э. Н. Давыдов — лауреат Государственной премии РФ и премии им. С. И. Мосина, обладатель бронзовой медали ВДНХ.


0


Теги: Тула, экономика, ОПК, оборонка, промышленность, КБП, специалисты, конструкторы, надежность, создание, техника.

Возврат к списку

Оцените материал:  
(Нет голосов)

Материалы по теме:



Новости наших партнеров

Добавить в Яндекс
«      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
«   2017  

Мы ВКонтакте
Опрос

Модуль опросов не установлен.

Мы на Facebook

Наш QR - код
        QR - код
Наверх