Золотой фонд ОПК

Золотой фонд ОПК
01.09.2017
Автор: Тамара ГОЛОВИНА
Фото: Александра КОЛЕСНИКА и пресс-службы АО «КБП»

Сегодня мы продолжим рассказ о людях, чей творческий и трудовой потенциал десятилетиями верой и правдой служит надежной защите Отечества — о конструкторах, исследователях, производственниках АО «Конструкторское бюро приборостроения имени академика А. Г. Шипунова».

Автора этих строк всегда удивляет бешеная гонка многих СМИ за новостями, часто ничтожнейшими по значимости, о жизни артистов, футболистов, моделей… Большое недоумение вызывают заголовки на новостных лентах зачастую с неизвестными широкой публике фамилиями. В погоне за зрителями, слушателями, читателями рассказывается о тусовках лицедеев, либо о метаниях по командам спортсменов, или семейных размолвках и новых пассиях тех или этих. А вот о людях, чьи таланты и знания в полной мере служат научному, экономическому и социальному процветанию страны, ее безопасности, тех, чей труд помогает достижению важных для общества целей, информация сплошь и рядом остается в тени. Хотя именно такие образы людей, преданных своему делу и увлеченных им, и должны привлекать молодых к созидательному процессу — будь то в науке, разработках, производстве, культуре и настоящем искусстве…

Специалисты КБП часто сочетают в себе разнообразные таланты — и научные, и конструкторские, и в умелости рук. А. Шипунов и В. Грязев считали, что если разработка отвечает по своим параметрам и компоновке, по внешнему виду высоким эстетическим требованиям, значит, она и в деле себя покажет как должно. А такой подход уже сродни искусству.

Во всем стремиться к совершенству. Эту науку от своих учителей и наставников в КБП хорошо усвоили герои сегодняшней публикации.

«Гиперболоид инженера Гарина» генерал не читал

В. Ф. Тюрин (фото 2) начал наш разговор с рассказа о курьезном случае на испытательном полигоне.

В 70-х годах прошлого века он, Владимир Тюрин, вместе с Леонидом Рошалем (в 1990-е годы и начале нового века был заместителем генерального конструктора предприятия) отрабатывали на полигоне возможности перемещения ракет «по лучу». Лазерному. Высокий столичный чин, присутствовавший на испытаниях, усомнился в реальности такого решения задачи и, как Фома неверующий, подставил разработчикам полу своей дорогущей шинели для демонстрации работы лазера. Просить долго не пришлось — дырку в сером сукне генералу прожгли знатную. Аргумент оказался убедительным — возражения в отношении новшества были сняты.

Для разработчиков КБП, таких как Владимир Федорович, конструкторские задачи, участие в отработке опытных образцов, а затем в их испытаниях — дело обычное. Он этому делу служит более 45 лет.

Окончив тульскую школу № 3, Владимир поступил в Тульский политехнический институт на машиностроительный факультет. Специальность можно даже не называть, подавляющее большинство ведущих специалистов КБП и других тульских оборонных предприятий выбирали в те годы «Производство летательных аппаратов». В. Тюрин с гордостью говорит о том, что учился в одно время с Е. Дроновым (гендиректор АО «АК „Туламашзавод“), с А. Бутенко (долгие годы был первым заместителем гендиректора АО „КБП“) … Владимир Федорович считает своими главными учителями в деле жизни А. Г. Шипунова, В. П. Грязева, С. М. Березина, Л. Г. Захарова.

А еще ему посчастливилось поработать в одном отделе с легендарным изобретателем ПМ — Н. Ф. Макаровым, когда тот был главным конструктором по ракетному направлению.

— Это не только великие разработчики,— говорит В. Тюрин,— это люди с большой буквы. Они не заносились, делились опытом, помогали нашему становлению как специалистов. Учили служить делу, Родине. Может, отчасти благодаря им мне всегда работа интересна, не жаль на нее ни времени, ни сил, несмотря на то, что их требуется много. Особенно непросто приходится во время отработки образцов на полигонах, под открытым небом. Но я ни разу не хотел изменить выбранный путь. Ничего другого, кроме КБП, мне не нужно…

Сейчас В. Ф. Тюрин возглавляет отдел. Его подразделение занималось и занимается разработкой управляемых ракет ствольного запуска из артиллерийских орудий противотанковых пушек и современных танков. А также — для боевых машин пехоты и десанта БМП-3 и БМД-4. В 1971 году он впервые познакомился с КБП — на преддипломной практике. Отделением руководил будущий главный инженер предприятия В. П. Тихонов, а отделом — А. П. Эштокин. Знаменитые разработчики. Главным инженером был в те годы известный оружейник, позже возглавивший ЦКИБ СОО, В. И. Бакалов. Работая с такими людьми, невозможно было не стремиться к личным достижениям. В. Тюрину удалось вписаться в экспериментальную группу, по его выражению, «рисовавшую картинки» ракет, управляемых по лучу лазера.

— Владимир Федорович, а что вы скажете о сегодняшних конструкторских талантах?

— Таланты надо искать, развивать. Что и делал Аркадий Георгиевич Шипунов. Он говорил, что «все успехи — на кончике карандаша у конструктора, а их уровень покажет полигон». Лучше не скажешь. По «Панцирю» сегодня работает немало талантливых молодых ребят. Как их у нас называют, панциристы — это точно будущее предприятия. В других подразделениях — возьмем, к примеру, наше — «звездочек» поменьше, но, пока мы живы, будем стремиться их зажигать. Для того, чтобы успешно продолжать разработку конкурентоспособных, прорывных образцов оружия, которые будут ставиться на вооружение. Это дело жизни…

В. Ф. Тюрин награжден орденом Трудового Красного Знамени, медалью «За трудовую доблесть», он — дважды лауреат премии С. И. Мосина, лауреат премии Правительства РФ.

На многие годы вперед

— так А. С. Капустин (фото 3), заместитель начальника отделения, занимающегося разработкой управляемых ракет для ЗРПК, охарактеризовал идеи А. Г. Шипунова, трансформировавшиеся в направления работы АО «КБП».

Анатолий Сергеевич, как и многие ведущие разработчики предприятия, после окончания чулковской школы № 2 в Туле поступил в Тульский политехнический институт на специальность «Производство летательных аппаратов». Родители мечтали, что их сын будет художником. Анатолий любил рисовать, а руководитель изостудии клуба «Серп и молот» хвалил талантливого паренька и прочил ему будущее незаурядного художника. Но мало какой мальчишка в шестидесятые годы прошлого века не мечтал о космосе. Не стал исключением и Анатолий Капустин, кумиром которого были даже не столько космонавты, сколько легендарный конструктор ракет С. П. Королев. Ясное дело, краски и кисти остались всего лишь как хобби, а производство летательных аппаратов просто обязано было стать делом его жизни.

Однако слово «летательные» не имело отношения к космосу, хотя к ракетам — несомненно. И выбор А. Капустина не разочаровал. В 1973 году Анатолий Сергеевич, окончив политех с отличием, был распределен в КБП, в отделение, занимающееся разработкой зенитных управляемых ракет. Конструирование, участие в создании опытных образцов изделий, их испытания с последующей корректировкой, узлов, блоков и, наконец, ракет в сборе стали для Капустина делом жизни. Он начинал инженером III категории, быстро рос профессионально и, соответственно, получил, как специалист, более высокие статусы — II и I категорию. А дальше — начальник вначале сектора, затем отдела. Сейчас А. С. Капустин — заместитель начальника очень значимого для предприятия отделения.

Легендарная «Тунгуска»… Работы по созданию этого ЗРПК, прообраза нынешнего «Панциря», давались коллективу КБП очень непросто. Нужно было преодолеть недоверие влиятельных военных начальников и чиновников в столице, в отраслевом министерстве, доказать состоятельность принципиально нового зенитно-ракетного противовоздушного комплекса. В конце семидесятых годов серьезно заболел А. Г. Шипунов. В последние, самые напряженные месяцы работы над «Тунгуской» он перенес сложную операцию, но, к счастью, связь со своей командой не прерывал. В нее входили известные конструкторы Р. Пурцен (разработчик ряда зенитных установок, например ЗУ-23), П. Комонов, В. Внуков, В. Кузнецов… Именно под руководством главного конструктора по направлению В. М. Кузнецова трудился и А. С. Капустин. Работа была напряженной. А. Г. Шипунов, едва оправившись после болезни и вернувшись в строй, удовлетворенно отмечал самоотверженность конструкторов: окна корпуса, в котором шла основная работа над зенитной установкой, светились до ночи.

— Мы много и напряженно трудились. В нашей группе отрабатывались варианты вида двигателя, решалось, какой предпочтительнее. Споров, расчетов, предложений было не счесть,— вспоминает Анатолий Сергеевич.— Когда зенитный ракетно-пушечный комплекс был принят на вооружение, государство высоко отметило его разработчиков. Были посрамлены скептики, не верящие в потенциал КБП. Путь в новое направление был открыт, и через три года еще одна новая разработка КБП, не имеющая аналогов в мире, оказалась принятой на вооружение. Ею стала система обороны судов от корабельных ракет «Каштан». Затем разработали знаменитый «Кортик»…

В конструировании ракет для «Кортика», а следом и для семейства ЗРПК «Панцирь» всегда активную роль играл Капустин. Сегодня «Панцирь» совершенствуется и модернизируется, а управляемые ракеты для ЗРПК разрабатывает отделение, в котором работает А. С. Капустин и его талантливая команда.

Анатолий Сергеевич ни разу не пожалел о том, что работает в КБП. Изобретать, конструировать, искать новые подходы к решению задач — то, что, по его словам, делает жизнь интересной, насыщенной смыслом. У него — 36 авторских свидетельств на разработки и 44 патента. За свой труд и талант он награжден медалью «За трудовое отличие» (кстати, за работу по «Тунгуске»). Есть и другие медали, грамоты министерства обороны, премия Б. Стечкина…

Анатолий Сергеевич считает, что большую роль в его становлении как специалиста сыграли разработчики с большой буквы Ю. П. Осипов, выдающиеся конструкторы А. П. Энтин, Л. А. Хрипунов. С нынешним главным технологом КБП В. Д. Мельниковым А. С. Капустин учился в институте, они одновременно начали трудиться в КБП и сегодня, бывает, вместе решают конструкторско-технологические задачи.

— КБП — большая трудовая школа,— считает Анатолий Капустин.— Опыт и знания передаются из поколения в поколение. Мы сами уже давно наставники. Радует, что есть талантливые продолжатели традиций конструкторов. Это начальник отдела, в котором я тружусь,— М. В. Карпов, эффективный управленец, знающий специалист. Растут, как по степени профессионализма, так и карьерно, Д. Н. Орлов, В. В. Костяев. Энергичные, вдумчивые, одаренные конструкторы. За ними — будущее предприятия. Да и мы, старая гвардия, тоже пока на покой не собираемся. Есть еще порох в пороховницах, еще послужим родному КБП…

«Сумасшедшая работа»

— так охарактеризовал дело, которому служит, И. А. Бальзамов (фото 4). В хорошем смысле слова сумасшедшая. Это — динамизм, эффективность, высокий интерес к решению конструкторских задач. Линейка продукции АО «КБП» впечатляет, и она продолжает расширяться у отделений, а в них у каждого отдела — своя тематика. И. А. Бальзамов возглавляет отдел в отделении артиллерийского вооружения. Игорь Анатольевич и 25 человек его команды занимаются разработкой управляемых артиллерийских снарядов к одному из комплексов КБП «Краснополь» и его модификациям. Снаряды — с максимальной эффективностью, они бьют без промаха.

Выпускник машфака Тульского политехнического института Бальзамов получил образование по специальности (ясное дело!) «Проектирование летательных аппаратов». Учился хорошо и в 1984 году распределился в КБП. Игорь сразу понял, что слишком обольщаться по поводу полученных в вузе знаний не стоит, их явно не хватало для того, чтобы без сучка и задоринки войти в дело — нужно было вначале набраться ума-разума у опытных разработчиков. К счастью, в отделе на поддержку молодых специалистов никто не скупился.

— Мне помогали стать конструктором, грамотно решать задачи один из основных разработчиков «Краснополя» начальник отделения В. И. Бабичев, знающий конструктор замначальника отделения Ю. А. Ворошилов, начальник отдела Е. А. Гусев и мой непросредственный начальник В. П. Елесин. Они учили не бояться генерировать идеи, воплощать их в чертежах, хвалили за рациональные зерна,— вспоминает Игорь Анатольевич.— Им было интересно работать, и они своим творческим задором умели заразить молодых специалистов. Меня тянет «рисовать» новые конструкции, а потом интересно смотреть, как идея ведет себя в металле, в опытной разработке на испытаниях. Бывает, конечно, трудно, но никогда я не испытывал разочарования от своей работы.

Случалось всякое. Например, партию изделий для заказчика нужно было сдать в крайне сжатые сроки. В течение месяца по 14 часов в день трудилась наша команда буквально на одном дыхании, в едином порыве, без стенаний и жалоб. Выполнив работу качественно и в заданные сроки, мы были счастливы. Душа пела. И, поверьте, именно такой труд сплачивает коллектив лучше всего; он интересен, когда нацелен на результат, когда высок командный дух.

Наш отдел — это точно команда. Молодая, энергичная, творческая. Средний возраст коллектива отдела — 32 года. И не верьте брюзжанию некоторых старожилов о том, что молодым до них по профессиональной хватке далеко, что недостает ответственности, работоспособности, умения неординарно мыслить. Чушь! Сейчас мы работаем над новой непростой темой в рамках гособоронзаказа. Равнодушных нет, зато есть большой интерес к поиску решения задачи и высокий трудовой потенциал. Творческий процесс — это та движущая сила, которая способна горы свернуть. И чем сложнее задачи, тем интереснее искать на них ответы.

Так всегда было в КБП, которое сильно своими специалистами, традициями, стремлением к новым целям. Горжусь тем, что у предприятия — достойное настоящее, и уверен в том, что у него — большое будущее…

Остается добавить, что работа И. А. Бальзамова оценена по достоинству, он — лауреат премии С. И. Мосина.


0


Теги: Тульская область, Тула, экономика, ОПК, производство, КБП, конструкторы, исследователи, производственники, долг, служение, Отечество.

Возврат к списку

Оцените материал:  
(Нет голосов)

Материалы по теме:



Новости наших партнеров

Добавить в Яндекс
«      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
«   2017  

Мы ВКонтакте
Опрос

Модуль опросов не установлен.

Мы на Facebook

Наш QR - код
        QR - код
Наверх