Надежда и жизнь

Надежда и жизнь 11.08.2017
Автор: Тамара ГОЛОВИНА
Фото: vseprootpusk.ru

В Крыму я не была с начала 90-х годов прошлого века. А до того времени практически каждое лето моя семья отдыхала в Евпатории, путешествуя оттуда по всему полуострову.

«Очень жаль мне тех, которые не бывали в Евпатории», - считал Маяковский. В этом городе жила моя лучшая подруга детства, с которой мы делили в школе парту и жили в одной зареченской хрущевской многоэтажке. Надежда, наивная хохотушка, увлекающаяся живописью, окончила Абрамцевское училище и отправилась изучать народные промыслы на юг России. Там влюбилась в выпускника военного училища Анатолия и вышла за него замуж.
Вскоре Толю направили служить в Евпаторию, и так сложилось, что эта точка на карте в его военной карьере стала последней. У Толика и Нади росли две дочери, практически ровесницы нашему сыну, поэтому со всех сторон гостевание у ласкового моря в приветливой и любящей нас семье было очень приятным. Южане, напротив, ехали в Тулу зимой. У Надежды здесь жили мама и брат, но останавливались евпаторийцы у нас. Родные и близкие нашей семье люди.
В прошлую пятницу Нади не стало.

Ошибка в диагнозе отодвинула необходимое лечение на долгие восемь месяцев, за которые страшная болезнь расползлась метастазами, сделав невозможным оперативное вмешательство. Не могу и не хочу сейчас говорить о качестве медицины. К слову, буквально вчера довелось увидеть в соцсетях фото из Евпатории: толпа людей у входа в поликлинику – даже войти в нее проблематично. И многое стало понятно. Но это – отдельная тема...

Утешаю себя тем, что удалось застать Надю живой и в ясном разуме. Всё такой же оптимисткой, какой она была всегда. Я выполнила ее просьбу и привезла ей жаровой самовар. Она, уже практически совсем недвижимая, исхудавшая почти до неузнаваемости (если бы не голос-звоночек и, несмотря ни на что, смешливость губ, не признала бы свою Надюшку), радовалась моему приезду, как ребенок. Толик несколько раз разбирал и собирал сверкающего красавца так, чтобы ей был виден весь процесс и каждая деталь самовара в отдельности, затем поставил его на столик перед ее глазами.

- Будем чай с дымком пить, - мечтала Надя, - на веранде всей семьей, как только я поправлюсь. И в Тулу приеду. Если бы ты знала, Том, как сильно этого хочу...
Марина, старшая дочь, непроизвольно прикусила губу. Наташа, младшая, скрывая слезы, отступила за спинку кровати. Толя сделал вид, что поправляет самоварную крышку. Мне, сидевшей рядом с Надей, ничего не оставалось, как собрать все силы в кулак и покивать головой в знак согласия. Сказать я ничего не могла, ком стоял в горле. К счастью, прибежали малыши – внуки Маша и Миша, начали примерять обновки, забавно крутиться перед нами, пробовать тульские пряники – и на мгновение показалось, что беде в этой семье не место и всё будет хорошо.

Я достала еще один подарок – иллюстрированное издание «Тула Советская». Листая страницы, показывала моей подруге хорошо знакомые ей и мне с детства места. Мы вспоминали школу, одноклассников, учителей, курьезные случаи. Надежда, казалось, ожила, а за нею – и вся ее семья засветилась улыбками. Особенно удивились (я-то не знала, что Надя уже почти месяц, кроме киселей, компотов и воды, ничего в рот не берет), когда Надежда попросила кусочек белевской пастилы.
- Кисленько, - прокомментировала она и, удивительное дело, заговорила о строительстве крымского моста. Да-да, ее волновала, как и всех крымчан, это тема. Она надеялась жить, и ей хотелось, чтобы вся семья имела больше возможностей для связей с родной страной, с ее малой родиной. Мост – это сегодня вообще самая актуальная для крымчан тема. С ним они во многом связывают свое будущее, развитие экономики и социальной сферы полуострова.

Рядом с отелем, в котором я остановилась, на улице Симферопольской не счесть самодельных вывесок и объявлений – «Сдаю часть дома», «Сдаю квартиру», «Есть комната с видом на море». В советские годы, помню, такие жилищные возможности для курортников были бы за счастье. В сезон найти жилье в Крыму было непросто. Как-то мы с мужем «рысачили» по всей Евпатории целый день для того, чтобы снять комнатушку в полуподвале с койкой для семьи моей сестры. А теперь жилья – навалом. Правда, частного. А вот в отелях, пансионатах, санаториях наполняемость гостями хорошая. Условия проживания, обслуживание, качество питания, разнообразие услуг (во всяком случае, в том отеле, где жила я) на достаточно высоком уровне. Общественный транспорт исправно доставляет в любую точку города. Как по щучьему велению, подъезжают такси, которые вполне доступны по цене. Средняя стоимость поездки – 100 рублей. Правда, для местных зачастую и она высока.

Слышу, как две пожилые евпаторийки ругают водителя восьмиместного такси за дороговизну, предлагаю им составить мне компанию за мой счет, но получаю в ответ гордый отказ и осуждение во взглядах. То ли за барство, то ли за потакание хозяину такси, то ли... Не буду развивать тему. Скажу только, что мнения евпаторийцев (в этот раз по Крыму не путешествовала, было не до того) о ситуации на полуострове, как и их настроения, разнятся. Подавляющее большинство радо тому, что Крым – в составе России, но некоторые, в основном татары, хоть и голосовали «за» на референдуме, сейчас говорят: сделали такой выбор, опасаясь военных действий, «поездов дружбы» и пр. Но и они, во многом критически настроенные к крымской власти (высказывались подозрения в нерациональной трате выделенных Россией бюджетных средств), признают, что дороги в городе и Крыму стали гораздо лучше (это наглядно видно), что работают специальные программы, что наводится порядок в правовой сфере...

Но... Вот у такого-то снесли отельчик, а у того-то – кафешку, поскольку проведены по документам они были как сарай и гараж. Но это когда было-то! А сейчас, мол, надо было подогнать под них законы, простить нарушения... Людям кормиться надо. Вот такая переклиненная философия. И это тоже тема для размышления.
Но моста ждут все, как и нового аэропорта в Симферополе, строительство которого ведется масштабно и быстро. Крыму нужны отдыхающие. А еще, бесспорно, развитие промышленной инфраструктуры, увеличение числа рабочих мест, о чем недавно говорил Президент России.

О наплыве туристов мечтают работники отелей, ресторанов, кафе, забегаловок, магазинов. К слову, кормят почти всюду вкусно, сытно и не сказать, что дорого. В магазинах, правда, цены на продукты выше наших, но крымчане надеются, что с открытием моста продуктовая конкуренция повысится и цены упадут. А пока можно сколько угодно объедаться местными фруктами – потрясающе сочными и сладкими полосатыми персиками, спелыми сливами, ароматным виноградом из Бахчисарая. Они свежи и дешевы.
Да, вот еще что... Почти все евпаторийцы, с кем довелось говорить, понимают, что в целом вся Россия сегодня переживает непростой период в своей истории, и надеются, что все вместе мы трудности преодолеем.

- А наше море, - гордились крымчане, - вы же понимаете, какое оно ласковое, классное. Теперь у нас еще и лебединое озеро есть, пара птиц здесь лет шесть назад осталась на зиму, а теперь лебедей – несколько десятков. Мы птиц бережем и кормим. И климат сухой, здоровый…
Но не для Нади. Так вышло.

Вспоминаю, как она звонила мне в день голосования на референдуме в марте 2014 года:
- Томка, мы все, наши соседи, учителя моей школы (Надя преподавала в художественной и очень любила своих учеников – Авт.) голосовали за Россию. Я так рада!..
- Надя, - попыталась я немножко остудить тогда ее пыл, - это замечательно, но ни нам, ни вам такого не простят. Я только что прилетела из Штатов (на том конце провода повисла пауза) – сестра замуж вышла за американца, на свадьбе были, - пояснила я. - Так там из всех углов – из телевизора, радио, газет – звучало беспрерывно слово «бой-кот», дикторы произносят его, как хлыстом бьют…

- А ну их! Проживем! Мы отработаем, вы не волнуйтесь. Ты бы видела, какое у нас ликование. На улицах, на площади, у театра – толпы счастливых людей, все обнимаются, даже пляшут от радости. Мы с Толиком тоже на площади, театр даже спектакль отменил...

Толя, уже давно военный пенсионер, работает заместителем директора евпаторийского театра им. А. С. Пушкина. Он – электронщик, технарь, каких мало. Летом всегда, а этим – особенно, в театре аншлаги. Весь город в афишах: российские (и не только) звезды гастролируют по Крыму. И Толя каждый вечер вынужден уходить от прикованной к постели жены настраивать звук, свет, музыкальные инструменты гастролеров. Без него – никак, другого специалиста такого уровня в Евпатории нет.

В мой прощальный приезд к Наде мы проговорили с нею около полутора часов, затем стало видно, что она устала. Речь путалась, глаза потускнели. Я собралась уходить.
- Томка, ты когда снова придешь? - спросила Надя.
- Завтра или послезавтра. Как ты скажешь, набирайся сил, - я погладила ее по руке, а она слабо улыбнулась мне в ответ.

На следующий день грянула жара за 40 градусов. Толя привез к больной врачей ВТЭК. Ненужная бюрократическая процедура, ответы на вопросы специалистов отняли у Надюшки последние силенки. Но она, чуть отдохнув, попросила мужа привезти ей на выбор несколько картин, чтобы выбрать для меня подарок. Толя, позвонив мне, преду- предил мои возражения по этому поводу:
- Надя так хочет. Выберет, заеду за тобой...

Когда мы приехали в их дом, вход в который охраняли персиковые деревья и гранатовые кусты, моя дорогая подруга нас уже не узнала. Меня ждал на прикроватной тумбочке выполненный в импрессионистском духе вид Евпатории. Взглянув на ярко-красный трамвай на фоне белой мечети, соседствующей с голубым православным храмом, я уже не смогла удержать слез.
На следующий день Нади не стало.

В Симферопольском аэропорту комфортабельные самолеты Аэрофлота приземлялись и взлетали без опозданий. В окнах был виден огромный остов будущего аэровокзала, который наверняка будет полон услугами современного уровня. А пока в крошечном буфете, кроме жидкого кофе и пахнущего сеном чая, купить было решительно нечего. Несколько залежавшихся пирожков даже не второй, а невесть какой свежести никто не брал, а продавец зло ворчала, что ей надоело выслушивать претензии пассажиров. Да, здесь всё пока вперемешку. Смесь прошлого с поправкой на российскую современность – все пласты сошлись в Крыму, ждущем мост, высокого уровня аэропорт, мощного развития всей инфраструктуры. И живущего надеждой на крепкий мир и счастливое будущее. Пусть так и будет для теперь уже детей и внуков моей Нади, для всех крымчан, вернувших, по словам дипломата М. Захаровой, россиянам, нам самих себя и гордость за свою страну. Так хочется, чтобы надежда моей подруги полностью оправдалась…

0


Теги: Тула, Крым, Евпатория, лето, подруга детства, самовар, чай

Возврат к списку

Оцените материал:  
(Голосов: 2, Рейтинг: 5)

Материалы по теме:



Новости наших партнеров

Добавить в Яндекс
«      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
25 26 27 28 29 30 1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31 1 2 3 4 5
«   2017  

Мы ВКонтакте
Опрос

Модуль опросов не установлен.

Мы на Facebook

Наш QR - код
        QR - код
Наверх