Две Тулы Евгения Маленчева

Две Тулы Евгения Маленчева
07.04.2017
Автор: Ирина СКИБИНСКАЯ
Фото: Александр КОЛЕСНИК и из архива «Молодого коммунара»

В июне в Тульском академическом театре драмы состоится премьера спектакля по пьесе Уильяма Шекспира «Укрощение строптивой». Корреспонденты «Молодого коммунара» побывали на репетициях и побеседовали с режиссером Евгением Маленчевым о специфике театральной жизни нашего города.

Возвращение

В репетиционном зале трое: Евгений Маленчев, актеры Полина Шатохина и Андрей Харенко. Ребята проходят сцену знакомства Катарины и Петруччо, пытаясь найти верный подход к тексту. Петруччо впервые применяет придуманную им стратегию: ласка и лесть в ответ на колкости и грубость строптивой красавицы. Диалог идет на фоне барабанного соло, задающего темп действию.

— Стандартный вопрос в ситуации, когда режиссер и актриса, причем играющая главную роль,— муж и жена: не возникают ли проблемы в процессе работы?

— Меня не в первый раз об этом спрашивают, но это вопрос из мелодраматического сериала,— говорит Евгений.— В момент репетиции, когда ты по-настоящему захвачен работой, забываешь, с кем и в каких отношениях находишься. Думаешь о сцене, о событии, о партитуре — на остальное не остается времени. Другое дело, что не только в театре, но и дома мы постоянно говорим о работе, но в этом, как мне кажется, мы не исключение: так происходит с теми, кого объединяют общие интересы. А насчет главных и неглавных ролей… Однажды у Олега Табакова спросили, почему главную роль в спектакле играла его жена. Тот ответил: «А вы хотели, чтобы играла ваша? …» Если серьезно, то Полина играет свои роли не потому, что она моя жена, а потому, что она хорошая актриса. Мы прежде всего профессионалы, мы делаем спектакль — и пусть зритель оценивает, получилось у нас или нет…

Евгений и Полина вместе уже более десяти лет, еще со студенчества — оба учились в Ярославском государственном театральном институте. Женя закончил вуз сначала как актер театра и кино, а затем — как режиссер. Он признаётся, что уже на втором курсе института понял, что придумывать, сочинять спектакли ему интереснее, чем играть на сцене. Поэтому, получив актерский диплом, устроился на работу в труппу ТАТД, а параллельно стал учиться режиссуре.

— Я туляк, выпускник 3-го лицея. Но после института не планировал возвращаться домой,— вспоминает Маленчев.— Мы рассматривали разные варианты, показывались в разных городах, ездили в Самару, например. Почти устроились в новосибирском театре: показались, нам сказали: приезжайте, возьмем. Но пока три дня добирались до Новосибирска на поезде, в театре сменилось начальство, и мы оказались не нужны. Помню, едем обратно и думаем, что дальше. И тут я подумал: а почему не Тула? Получилось, как говорится, где родился, там и пригодился. Приехали, показались, нас приняли — после всех приключений в Туле всё произошло на удивление быстро…

Он не советский, он — космический

В Тульском академическом театре драмы Евгений начинал как актер. И именно на тульской сцене Маленчев дебютировал в качестве режиссера в 2011 году со спектаклем «По зеленым холмам океана». Здесь же в 2013-м он поставил свой дипломный спектакль «Нахлебник» по пьесе И. С. Тургенева. Еще две яркие работы состоялись в прошлом году: «Дальше будет новый день» по пьесе современного автора Я. Пулинович и «Доходное место» по комедии А. Н. Островского.

— В ваших спектаклях заняты, в том числе, возрастные актеры с опытом и званиями. Не сталкивались с настороженным или скептическим к себе отношением?

— Я знаю, что у молодых режиссеров бывают конфликты со взрослыми актерами, но мне повезло — в Туле никогда ни с чем подобным не сталкивался. Когда начинал репетировать «Нахлебника», без стеснения говорил актерам: у меня нет опыта, могу что-то недопонять или недопредугадать. Но я знаю, какого результата хочу достичь, и у меня есть план, как это сделать…

Вот многоопытный, сыгравший сто ролей, со множеством званий артист,— но это лишь до момента, когда он приходит на репетицию. Актер каждый раз начинает с начала, он должен заново доказывать, что он состоятелен здесь и сейчас. Так же как и режиссер. А если человек начинает: «Я тридцать пять лет на сцене…», значит, он уже не хочет доказывать или просто не может…

— Пьесы, которые вы ставите в ТАТД,— это ваш выбор или выбор театра?

— Это результат взаимной договоренности: я стараюсь учитывать свои интересы и интересы театра. Рад, что мы находим общий язык. Конечно, в голове крутится множество тем… В Рязани, например, поставил пьесу Володина «С любимыми не расставайтесь». Несколько лет думал об этой пьесе, я очень люблю Володина, и этой работой хотел доказать, что он — не советский драматург, как это принято считать, он больше своего времени, он — космический…

Площадка для актуального искусства

— Насколько отстает тульская театральная жизнь от столичной?

— Нас с Москвой нельзя сравнивать, даже Санкт-Петербург по сравнению со столицей в театральном смысле — провинциальный город. Так сложилось, что сейчас в Москве сконцентрированы не только финансовые, но и профессиональные ресурсы. Здесь более 100 театров, причем большая их часть находится в пределах Садового кольца. Выбор для зрителя огромный, конкуренция между театрами жесткая, каждый должен чем-то удивить. Это правильная мотивация, но, с другой стороны, театр — не завод, и в этой постоянной гонке за зрителем может не остаться места для главного, для художественной рефлексии.

Что же касается нашего города, мне кажется, существует две Тулы. Одна — это наше стереотипное представление о ней: «Здесь ничего нет — значит, никому и не надо». Другая — реальный город, живой, молодой, современный: мы его иногда видим, и тогда удивляемся: «Как будто это не в Туле происходит!»

Думаю, что зрительскую аудиторию нельзя недооценивать. В городе много молодых людей (я говорю не о возрасте), которые хотят чего-то нового. Принято считать, что в Туле все ходят на комедии. Стоп, говорю — не все! Давайте посчитаем: в зале театра почти 800 мест, что это для полумиллионного города? Если театр вдруг начнет ставить, например, трагедии, эти 800 человек, вероятно, не придут, но придут другие… Нельзя стараться понравиться публике, надо вести с ней диалог на равных, это сложная тема…

— Ваш проект — арт-площадка «Барабан» — существует немногим больше года. Что удалось сделать за это время и кто ваша аудитория?

— «Барабан» — это площадка, открытая для актуального искусства: современный театр, литература, видеоарт… К нам приезжают известные авторы, мы устраиваем театральные читки и кинопоказы спектаклей европейских театров. Аудитория очень разная, много молодых людей, причем есть ребята, которые раньше вообще никогда не были в театре, даже в тульском. Мне интересна их реакция на современные постановки: сначала боялся, что будет непонимание и нежелание смотреть. Оказалось — шок и восхищение. Это поколение — другое…

— А если кто-нибудь из тех, кто никогда не был в театре, вдруг спросит вас, что это такое,— как ответите?

— Расскажу историю, которая случилась со мной недавно. Во время работы над «Укрощением строптивой» актер Валерий Жуков рассказал мне о том, как репетировал эту же пьесу на тульской сцене много лет назад — в 1963 году. Только тогда он играл Бьонделло, а сейчас — Гремио. С ума сойти, 54 года назад! Ладно, меня еще не было, но даже моя мама родилась в 1962-м, а Валерий Михайлович уже играл на сцене. А сейчас мы вместе репетируем новый спектакль. В голове не укладывается — пространство и время. Вот это, наверное, и есть театр…

0


Теги: Тула, культура, гость, театр, интервью, премьера, ТАТД, Евгений Маленчев, Укрощение строптивой, Полина Шатохина, режиссер

Возврат к списку

Оцените материал:  
(Голосов: 2, Рейтинг: 3)

Материалы по теме:



Новости наших партнеров

Добавить в Яндекс
«      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
«   2017  

Мы ВКонтакте
Опрос

Модуль опросов не установлен.

Мы на Facebook

Наш QR - код
        QR - код
Наверх