«Союз» нерушимый

«Союз» нерушимый
17.03.2017
Автор: Артем ЖИЛЬЦОВ
Фото: Александр КОЛЕСНИК

«Почему вы про нас не пишете?» — позиция для многих благотворительных общественных организаций, пожалуй, типичная. Рассказ об их работе оправдан, если действительно общественники служат интересам граждан, разрешению непростых социальных проблем. Представительница благотворительной организации «Союз» (так она её назвала) убеждала нашего корреспондента, что их структура как раз из этого ряда.

— Мы же помогаем тем, от кого отказались все — родные, близкие,— уверяла молодая женщина.— У нас алкоголики, наркоманы, бомжи не просто живут в человеческих условиях, но буквально возвращаются в общество.

Пока визитерша рассказывала о том, что люди, выброшенные злой судьбой за борт цивилизации, получают в организации возможность не просто отречься от пагубных страстей, но и жить в человеческих условиях, нормально питаться, внимать слову Божию и заниматься общественно полезным трудом, поисковик нашел сайт Тульского отделения всероссийского «Союза». Ясности это не прибавило.

Дайте понять посетителю

— А почему у вас на сайте нет информации о расходовании благотворительных средств?

Ответа прозвучало два, видимо, на выбор. Первый: «Ой, мы еще такие неопытные… А надо, да?» Второй: «А у нас и нет благотворителей, мы сами деньги зарабатываем». К заработкам мы еще вернемся, а пока обратимся к сайтовой информации.

«Адреса-пароли-явки» благотворительной организации на сайте мы не нашли. Так же, как имена и фамилии. Есть два телефона: бесплатный общероссийский и тульский «мегафоновский». С первого тут же, спросив, откуда звоним, переключают на второй. Рассказываем жалостливую историю про сестру-наркоманку. По телефону говорят: «Приводите». Но предупреждают, что жить беспутная родственница будет в другом городе. Так надо. Чтобы разом оборвать порочные связи.

В заботах о несуществующей «сестре» полюбопытствовали на сайте, что ждет страждущих. Кликнули «Помощь наркозависимым» и прочитали: «Опишите в чём заключается помощь, её преимущества и любую другую информацию по теме. Дайте понять посетителю, что вы его понимаете и сами были в такой же ситуации» (стиль и пунктуация «инструкции» сохранены). Тот же бред, дословно — в разделе «Помощь страдающим алкогольной зависимостью».

Ну ладно, хоть адрес есть. Его давешняя гостья оставила.

Серое двухэтажное здание обнесено солидным забором. Ворота распахнуты. Рядом припаркована иномарка. Через дверь хриплый мужской голос спрашивает, не газетчики ли мы? Отвечаем утвердительно, и наконец нас впускают. Во дворе встречаем женщину, приходившую в редакцию.

— Вы бы черканули о нашем фонде, глядишь, и благотворители объявятся. А то очень уж тяжело на самообеспечении,— щебечет она по пути к начальству.— У нас ведь на территории России восемь центров действует, помогаем людям начать жить заново — и всё на одном энтузиазме…

Не пить, не курить, не материться…

Начальство — двое мужчин на вид лет 40–45 — к разговору в принципе готово. С оговорками.

— Извините, если что. У нас опыта общения с прессой нет, так что будем говорить несвязно, но честно,— начинает один из них, представившись Алексеем Макушиным.— Я руковожу тульским центром, Михаил — калужским. 

— Хочу отметить сразу: мы не лечим людей, а лишь помогаем им социально адаптироваться,— вступает в беседу Михаил.— Мы не врачи. Мы люди, которые сами прошли путь от нормальной жизни до самого дна и обратно… К нам в общину обращаются проблемные люди — нарко- и алкозависимые, оставшиеся без работы, без жилья. Мы помогаем вернуть им веру в себя и в жизнь…

Вера в себя и в жизнь возвращается просто — путем строгого подчинения распорядку, похожему на тот, что практиковался в пионерском лагере. С одной лишь разницей: сразу после подъема и непосредственно перед отбоем — часовая беседа о Библии, толковать которую может любой желающий.

— Священников не зовем,— отмечает Алексей.— Для нас христианская мораль — это помогать ближнему, не врать, не воровать, помогать родителям и друзьям. А разделения по религиозным признакам у нас нет. Каждый молится тому, кому считает нужным…

Есть и другие «заповеди»: не пить, не курить, не сквернословить. В противном случае — отчисление из «Союза».

Завтрак в 9.00. Поздновато, если учесть, что только после него здешние обитатели уходят на работу либо хозяйничают дома.

За чей счет банкет?

Домашним хозяйством денег не заработать, только самую малость — за счет огорода, и то в сезон. Откуда же средства, на ту же аренду дома? Оказывается, его хозяйка «с одобрением относится к идеям „Союза“. Дом пустовал, а нынешние обитатели его отремонтировали, территорию облагородили. Они говорят, что сочувствующих много, в том числе и благодаря „рекламной деятельности“.

— Наши берут листовки и идут на вокзалы, автостанции, в заброшенные дома,— поясняет Алексей.— Находят там бедолаг и предлагают попробовать пожить в центре…

Понятно, что сочувствие не конвертируется, а «рекламная деятельность» чревата только расходами, причем не особо осмысленными, ибо трудно представить себе зачитавшегося наркомана или алкоголика… Но начальник тульского «реабилитационного центра» не тушуется:

— Кроме этого, мы занимаемся разовыми работами — убрать, подмести, покрасить. На эти деньги и живем,— поясняет начальник тульского центра.

Макушин утверждает, что отчисления работников в общий котел — строго добровольные, хотя проверить это невозможно. О работодателях, с которыми сотрудничают, говорит неконкретно: администрация (какая?), соседи (чьи?), анонимные рыночные торговцы… Нам демонстрируют почетную грамоту от регионального общества инвалидов — благодарность за ремонт. Увы, грамота — не документ, тем более не финансовый.

Заработками, хоть сколько-нибудь ощутимыми, от всего этого не веет. Меж тем, у обоих «начальников», как у тульского, так и у калужского — они сами это настоятельно подчеркнули,— семьи, которые явно сыты не святым духом. Да и подопечным хлеб насущный требуется ежедневно…

У нас длинные руки. Или языки?

В разговоре упорно, хотя и туманно, педалируются обширные связи: с администрацией, УМВД, областным наркологическим диспансером.

— Впервые слышу о сотрудничестве,— комментирует начальник пресс-службы УМВД России по Тульской области Андрей Ярцев.— Организация несет ответственность за тех, кто к ним поступает. Следовательно, они обязаны ставить в известность сотрудников полиции о каждом новом лице, обратившемся к ним за помощью. Но в данном случае об этом речь не идет…

Главный врач ГУЗ «ТОНД № 1» Николай Висягин и вовсе впервые услышал о фонде «Союз».

— О благотворительной организации с таким названием мне ничего не известно,— заявил он.— Но если зависимые люди хотят получить помощь, то важно, чтобы эта помощь была квалифицированной. Сомнительно, что в подобных организациях имеются специалисты, которые смогут контролировать больных. Ведь алкоголизм и наркомания — болезни. Поэтому я считаю, что разумным и единственно верным решением будет обратиться в государственное учреждение, а не доверять рекламным объявлениям.

С администрацией Тулы всё было предельно ясно и без проверок: даже пустячную работу по уборке мусора после праздника (якобы один из вариантов трудоустройства «союзников») исполнительная власть Тулы, равно как и других городов, может предоставить только на основании муниципального контракта по итогам соответствующей конкурсной процедуры. И никак иначе. Но мы всё же позвонили в отдел по работе с общественными организациями администрации г. Тулы. И начальник отдела Юлия Рылеева русским языком сказала нам, что с «Союзом» они не сотрудничают и такая общественная организация в их реестре даже не значится.

Лет пять назад в Туле и чуть ли не во всех крупных городах страны примерно похожим образом действовал благотворительный фонд «Преображение России» — они так же давали кров и оказывали помощь отверженным в обмен на якобы посильные взносы из заработков. Правда, в итоге руководитель «Преображения» сел за убийство. В отношении остальных были доказаны факты насильного удержания наркозависимых на территории фонда, принуждение к труду в пользу общины. Примечательно, что в качестве целительного воздействия там практиковались… молитвы. И страждущих тоже обязательно отправляли в другой город — подальше от «среды».

«Союз» по благим намерениям чем-то схож с вышеуказанным фондом. Цели и задачи его не слишком ясны. А между тем методы работы таких структур должны быть прозрачны и понятны. Иначе благие намерения могут привести, как и в вышеописанном случае, в ад.

0


Теги: Тула, общество, наркоманы, проблема, благотворительность, наркомания, алкоголизм, реабилитация, работа

Возврат к списку

Оцените материал:  
(Нет голосов)

Материалы по теме:



Новости наших партнеров

Добавить в Яндекс
«      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 1 2
«   2017  

Мы ВКонтакте
Опрос

Модуль опросов не установлен.

Мы на Facebook

Наш QR - код
        QR - код
Наверх