mk.tula.ru

mail@mk.tula.ru

тел.: (4872) 31-65-65, 21-14-80

Воскресенье 25 августа

Броня крепка, но нужно много денег

Возврат к списку

02.09.2016

Автор: Никита СКОРИКОВ

Фото: из личного архива О. Лукьянова

Комментариев: 0

Увлечения/Отдых Броня крепка, но нужно много денег



А также сил, терпения, умения и знаний.

Реконструктор реконструктору рознь. Одни могут отпилить у кастрюли ручки, надеть ее на голову и назвать себя рыцарем. А есть такие, амуницию которых музеи мечтают заполучить в качестве экспонатов. Олег Лукьянов относится ко второй категории. Он работает с государственными музеями Тульской области и других регионов России. Начиналось же все в девяностые с занятий фехтованием в военно-историческом клубе «Дружинная крепость». Правда, там основной упор делался на мастерство в обращении с оружием, а его изготовление, производство доспехов и соответствие их реальным образцам было вторично. У Олега, напротив, интерес к исторической реконструкции стал чуть ли не главным делом жизни.

Этим же путем из «Дружинной крепости» решили пойти четыре человека, и уже в 2003 году они создали свою организацию.

— На тот момент мы были первыми, кто занимался созданием исторически достоверных предметов оружия и амуниции,— уточняет Олег.

— Свою первую работу помните?

— Конечно. Первый доспех я создавал по музейному образцу. Мы в самом начале работы договорились делать вещи максимально достоверно. С фактурой нам очень помог музей «Куликово поле». В то время в открытом доступе было мало информации об оружии и доспехах XIII-XVII веков, да и взять ее было особо негде. Интернет-форумы находились в зачаточном состоянии. Приходилось постоянно с кем-то договариваться, чтобы нам коллекционеры дали ксерокопии вытертых дореволюционных изданий об оружии или сотрудники музея пустили нас в хранилище. Соответственно и работы тех лет были далеки от идеала — художники даже в то время рисовали описываемые вещи со свойственной всем людям искусства фантазией. И зачастую такой рисунок не имел ничего общего с настоящим предметом. Больше помогли посещения хранилищ музеев, в первую очередь музея «Куликово поле». А вот в Тульском государственном музее оружия на тот момент была великолепная коллекция «огнестрела», а холодного оружия и доспехов практически не имелось. И только в этом году мы сделали совместно с ними первую экспозицию.

— Но музеев-то в стране много…

— Да, но здесь не все так просто. Например, в Европе, где долгое время процветала культура рыцарства, находят в средневековых замках отлично сохранившиеся коллекции доспехов и сразу же выставляют их в витрины местных музеев как символ своей провинции или страны. Наши же, найдя на каком-нибудь из полей брани пусть даже небольшую железку, сразу же пытаются спрятать ее под тысячу замков, никому эту вещь не показывая. Так, знаменитый Эрмитаж, куда стекалось все найденное на полях сражений «железо» XIII-XV веков, складировал артефакты в восточном секторе своих запасников. И хранители нас принципиально не пускали ознакомиться с ними. Не помогло и устройство на работу в музей «Куликово поле» — у них даже коллегам вход в фонды закрыт.

И опять же, если музейные экспонаты европейских оружейных музеев отсняты в четырех ракурсах, переработаны в качественную 10-мегабайтовую картинку, то у нас хорошо если прикрепят маленькую фотографию, чтобы ты просто понял, что такой артефакт у них есть, но детально рассмотреть его все равно не получается.

— И как вы выходите из ситуации?

— Выходом могли стать выездные тематические выставки того же Эрмитажа в города России, но запрет на фотографирование экспонатов рубит эту идею на корню. А если и удастся сфотографировать, то за публикацию таких фотографий нужно будет заплатить музею до 100 000 рублей. И ладно бы они издавали альбомы с этими фотографиями сами… Такая же практика и в Оружейной палате, и многих других музеях.

Поэтому при работе с такими экспонатами приходится что-то зарисовывать, прикидывать некоторые размеры на глаз. Очень помогли нам небольшие музеи городов-соседей — Воронежа, Рязани. За многие годы сотрудничества мы стали хорошими друзьями, к ним в запасники удается попадать без проблем, тут уж можно все замерить как надо.

— И что для коллекционера выйдет дешевле — сделать качественную копию или купить оригинал доспеха средних веков?

— Года два назад купить качественный «новодел» выходило дороже, чем заказать оригинальные доспехи. Сейчас же, в связи с ростом курса доллара, цены практически сравнялись. Но, говоря о деньгах, стоит учитывать и редкость оригинальных доспехов: если западной амуниции на аукционах полно, то нашей, русской, практически нет. Хорошо если раз в 10 лет попадется стоящий экземпляр. В основном это зерцала, бахтерцы, юшманы — и то их можно достать только в Турции. Изначально ведь наше вооружение XVII века закупалось именно там, а потом копировалось. С этим, кстати, и связан тот факт, что на аукционе так мало вещей — в мусульманских странах не принято продавать свое родовое оружие, на аукционы в основном выходят те трофеи, которые были захвачены в Европе. Поэтому для музеев мы становимся палочкой-выручалочкой. Лет 8 назад, когда еще можно было фотографировать в Оружейной палате, мне удалось собрать большой фотоархив экспонатов. По ним сейчас и работаем…

— И все-таки, какова же цена средневековой русской амуниции?

— Зерцал на аукционах не видел ни разу, шлем можно купить за 5000 долларов, а полный комплект стоит более 20 тысяч. Казалось бы, зачем платить такие деньги, если можно сделать самому? Но посмотрите: обычная кольчуга состоит из 20–25 тысяч колец, наши мастера с огромным опытом работы и с профессиональным оборудованием могут сделать не более 600 колец в сутки, да и то придется над ними сидеть весь день, не отвлекаясь ни на что. Вот 40 дней только одной кольчугой и занимаемся. Делаем так же, как и наши предки делали, единственное, что дырки в кольцах высверливаем, а не пробиваем, да проволоку не тянем, а получаем готовую.

Для латных доспехов и мечей также получаем пластины, из которых «выкраиваем» будущие заготовки — сами железо не плавим, тем более что даже в средние века не было такого, чтобы в одной мастерской кузнец занимался одновременно и выплавкой, и ковкой.

При поддержке государства, конечно, можно было бы создать аутентичную деревню кузнецов, но сами мы такое не потянем…

— Кстати, говоря об аутентичности, прежде чем передать экспонат-реплику в музей, его же нужно «состарить» — ведь не может «боевой» шлем быть новым и блестящим?

— Конечно, все делаем по требованию заказчика, и если нужно вмятину сделать — делаем. Но когда говорят, что вот тут вся поверхность должна быть избита боевым молотом или мечом, я удивляюсь — считаю, это неправильно. Наши русские оружейники XIII века делали очень качественные доспехи и маловероятно, что от удара мечом они могли бы так сильно промяться. Да и в тот период, если человек остался жив после трех-четырех битв, это уже было достижением. Поэтому «ветеранских» доспехов с таким количеством вмятин просто не могло быть. И опять же, если на теле висит железо, зачем врагу в него бить? Он скорее в незащищенную часть тела будет целить. Поэтому такие пожелания — скорее признак невысокого уровня профессионализма…

— Насколько мне известно, некоторые ваши доспехи «засветились» в кино?

— С киношниками мы не часто сотрудничаем, да и они не любят работать с настоящим железом. 99% доспехов, которые вы видите в фильмах,— пластик. Это стоит дешево, а с расстояния в три метра выглядит так же. Наш дебют в кино состоялся на съемках фильма «Александр. Невская битва». Все доспехи первого плана — наши. Но и тут не обошлось без проблем. Главному герою надевают пластик, он в нем более — менее нормально отрабатывает дубли, а в следующем кадре на него надевают металлические доспехи и уже после 10 минут сражения у него фиолетовое лицо и пот градом. Как актер сам признался, за время съемок он похудел на 3 килограмма.

Одна из последних наших работ для кинематографа — атрибуты и амуниция воинов в фильме «Орда». Здесь мы столкнулись с другой проблемой: боевое оружие и доспехи зачастую довольно невзрачно выглядят, а художник по костюмам хочет видеть все это гораздо более эффектным. Когда показываем оригиналы — расстраивается.

По достоинству оценить такие образцы могут только в музеях. Наши работы сейчас размещены в Кирилло-Белозерском музее-заповеднике в городе Кириллове Вологодской области, музее «Изборск» в Псковской области, Приказной палате Пскова, музее «Царицыно» и, конечно же, в наших — Государственном музее оружия и Государственном музее-заповеднике «Куликово поле». Кстати, с последними мы постоянно проводим интересные эксперименты, например, устанавливаем дистанцию пробития русского пехотного щита монгольскими лучниками…

Справка

Максимальный вес кольчуги 20 кг.

Вес меча от 1,2 до 1,6 кг. Его длина около 90 см. 

3 кг — вес шлема, выдерживающий удары копьем, мечом и булавой.

Теги: Тула, увлечения, история, реконструкторы, историческая реконструкция, доспехи, Куликово поле, Олег Лукьянов

Оставьте комментарий:

Ваше имя Ваш комментарий Символы на картинке
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
Оцените материал:  
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)

Материалы по теме:


Наши партнеры
Реклама