mk.tula.ru

mail@mk.tula.ru

тел.: (4872) 31-65-65, 21-14-80

Суббота 15 декабря

«Как печально положение остатков родной старины…»

Возврат к списку

28.06.2016

Автор: Борис ТЕБИЕВ

Краеведение/Культура «Как печально положение остатков родной старины…»



В этом году исполнилось 130 лет со дня рождения видного историка и краеведа, общественного деятеля, много сделавшего для спасения Тульского кремля от разрушения, Александра Петровича Рудакова (1886–1940).

Исчезновение автора «Очерков»

В 1970 году в Англии при участии известного специалиста в области истории Византии профессора Д. Оболенского была переведена на английский язык и издана книга полузабытого русского исследователя, приват-доцента Московского университета Александра Петровича Рудакова «Очерки византийской культуры по данным греческой агиографии». Первое и единственное русское издание этой книги было выпущено в мятежном 1917 году в Москве. Уже в 20-е годы книга Рудакова стала библиографической редкостью, но не утратила научного значения. На протяжении многих последующих лет к ней обращались специалисты не только из России, но и из стран западной Европы.

Книга того заслуживала. «Очерки» Рудакова раскрывали многогранную, живую и широкую картину жизни городов Восточной Римской империи. Исследование знакомило читателя с реалиями византийской жизни: освещало городской быт, жизнь деревни и поместья, условия жизнедеятельности разных классов и групп населения. Автора интересовало все до мельчайших подробностей: ремесло и торговля, столица и провинция, техника ремесленного производства… Важно, что в «Очерках» Рудаков одним из первых исследовал социальную жизнь городов и вопросы социальной психологии и демографии — задолго до того, как историческая наука осознала актуальность этой проблематики.

Редактор лондонского издания «Очерков» о судьбе автора замечательной книги практически ничего не знал и решил, что Рудаков «исчез в смятении Октябрьской революции». Блистательно начатая научная карьера Рудакова действительно неожиданно и круто оборвалась. Судя по тексту «Очерков», он готовил продолжение монографии, но оно не появилось, и византинисты, потеряв талантливого коллегу из вида, предположили худшее.

Но Рудаков не исчез «в смятении революции», не утонул в революционном омуте. Просто — сменил место жительства, службу, научные интересы. Возможно, ученый полагал, что это временно, а получилось — навсегда.

Голос в защиту кремля

Покинув в 1918 году Московский университет, Рудаков переехал в родную Тулу. Здесь он оказался поглощен живой жизнью и массой проблем: надо было спасать родную культуру, каждый день что-то отстаивать, кого-то убеждать…

На самом деле связь с родным городом, где в 1886 году в семье ремесленника-оружейника он родился, где прошли его детство и юность, Александр Петрович не терял никогда. Рудаков постоянно приезжал в Тулу в 1904–1909 годах, будучи студентом Московского университета. Позднее, став приват-доцентом и членом Императорского Московского археологического общества, принимал участие в работе Тульской губернской ученой архивной комиссии.

Почти так же увлеченно, как византийской и античной историей, Александр Рудаков со студенческих лет занимался историей России. Из-под его пера выходили не только такие работы, как «Аграрный вопрос в политике и литературе последних десятилетий Римской республики», но и сочинения по русской истории, например, «Боярство и самодержавие в XVI веке». За первое сочинение студент Рудаков был удостоен золотой медали, за второе ему присудили весьма престижную в то время премию имени Н. В. Исакова.

В 1913 году в Петербургском университете Рудаков успешно сдал магистерский экзамен (тема сочинения — «Первый афинский морской союз»). В 1914 году Рудаков утвержден приват-доцентом Московского университета. Вышедшие в 1917 году «Очерки» были, по всей видимости, его магистерской диссертацией. В 1918 году Рудаков уже значился профессором Московского университета. Но в Москве он в это время уже бывал наездами, окончательно обосновавшись в родной Туле.

Главное, что удерживало Рудакова в Туле,— стремление быть полезным на своей малой родине. К этому времени он уже многое сделал для того, чтобы привлечь внимание местных властей и общественности к проблемам сохранения исторического и культурного наследия города и края. Во многом благодаря Рудакову был сохранен от разрушения самый главный исторический памятник города — Тульский кремль. Незадолго до Первой мировой войны в городской Думе всерьез обсуждался вопрос о том, чтобы разобрать мощные крепостные стены и башни, а прочный старинный кирпич употребить на хозяйственные нужды города. Лишь благодаря настойчивым протестам общественности города кремль удалось спасти. В хоре защитников кремля настойчиво звучал и голос молодого московского ученого, потомственного тульского оружейника Александра Рудакова. В местной печати появился цикл его статей, посвященный истории оборонительных сооружений Тулы, а в 1916 году в одной из местных типографий была выпущена брошюра Рудакова «Тульский кремль». «Заброшенность Тульского кремля,— писал Рудаков,— лишний раз говорит нам о том, как печально положение остатков родной старины в России, где они массами гибнут и от наивного вандализма масс, и от самоуверенного варварства их полуобразованных и тем более опасных, утилитарно настроенных руководителей».

Архив управы — на складе утильсырья

В дни революции и Гражданской войны опасность разрушений сделалась еще более очевидной, и Рудаков понял, что его место в Туле, что он должен сделать все возможное, чтобы сохранить исторические реликвии народа. В 1918 году Рудаков назначается уполномоченным Главархива по Тульской губернии и проделывает поистине титаническую работу. С сентября 1918 по март 1919 года Рудаков вместе с четырьмя помощниками берет на учет наличные архивы всех дореволюционных губернских, уездных и волостных учреждений.

Благодаря Рудакову и его команде десятки тысяч ценнейших исторических документов, связанных с историческим прошлым Тулы, ее заводов и фабрик, государственных и общественных учреждений, просветительских обществ, с жизнью и деятельностью выдающихся туляков, были спасены от почти верной гибели. Ценнейший фонд губернской земской управы, например, Рудаков отыскивает аж на местном складе утильсырья. Еще немного — и документы истории превратились бы в жидкую массу, а потом из них сделали бы бумагу и напечатали на ней произведения революционных вождей.

Рудаков активно занимается пропагандой исторического и культурного прошлого Тульской губернии. Читает лекции в вечерних школах, кружках по ликвидации неграмотности, в рабочих клубах, на учительских курсах. Пишет статьи, брошюры и книги по истории края. После создания в Туле педагогического института Рудаков становится его профессором и первым заведующим кафедрой истории СССР.

Александр Петрович Рудаков умер незадолго до начала Великой Отечественной войны, в декабре 1940 года, в возрасте 54 лет. Оставшаяся после него уникальная научная библиотека, состоявшая из редчайших книг по всемирной истории и истории Византии на нескольких европейских языках, долгое время хранилась у вдовы ученого и никого практически не интересовала. В 1960-е годы незначительная часть библиотеки попала в областной краеведческий музей. Большая же ее часть, к величайшему сожалению, стала добычей перекупщиков и разошлась по букинистическим магазинам Москвы и частным собраниям. В студенческие годы мне удалось приобрести через третьи руки лишь одну из книг из библиотеки Рудакова. Это книга Эрика Олая «История свеков и готов», изданная в Стокгольме в 1654 году Иоганном Локсением.


Теги: Тульская область, Тула, краеведение, историк, кремль, спасение, разрушение, Александр Рудаков, автор, Борис Тебиев.

Оставьте комментарий:

Ваше имя Ваш комментарий Символы на картинке
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
Оцените материал:  
(Нет голосов)

Материалы по теме:


Наши партнеры
Реклама