ТМЗ мог погибнуть. Но выжил

ТМЗ мог погибнуть. Но выжил
23.01.2015
Автор: Анна БАТАЛИНА

Фашисты рвались к Москве, обстановка в городе оружейников стала накаляться, и правительство приняло решение об эвакуации тульских оборонных предприятий на восток страны. В их числе и станкостроительного завода, ставшего впоследствии Тульским машиностроительным.

Тула — Златоуст

Станкостроительный завод — крупное предприятие с внушительной производственной базой — было «разобрано и упаковано», словно конструктор, всего за три недели. Демонтаж оборудования и его погрузка в вагоны велись круглосуточно. С 7 по 28 октября 1941 года было погружено и отправлено в Куйбышев, Златоуст и Саратов около трех тысяч платформ и вагонов. Пригодное для работы оборудование, незавершенное производство — все, что так или иначе могло достаться врагу, увозилось в тыл.

Вместе с отцом, матерью и младшим братом и еще четырьмя тысячами работников завода и их семьями уезжала из родного города молоденькая чертежница Маша Маликова. Их путь лежал в Златоуст, небольшой город на Урале. Именно туда было решено направить основную часть оборудования.

Заводской корпус в Златоусте даже отдаленно не напоминал производственные помещения Тульского станкостроительного: масштабы совсем не те. Однако теснота — не повод для невыполнения решения Государственного Комитета Обороны. В скромных златоустовских корпусах приказано было разместить два производства (это свыше 6 тысяч станков) и 21 цех! Но самое главное, требовалось срочно наладить выпуск пулеметов Максима и УБ-12,7 мм конструкции М. Е. Березина.

А еще туляки привезли на Урал полностью оснащенное производство авиационной пушки Волкова — Ярцева.

— Не хватало рабочих рук, и меня поставили за фрезерный станок,— рассказывает ветеран труда М. Н. Маликова (Монахова).— Я быстро освоилась и даже стала многостаночницей, работала очень лихо. До сих пор не пойму, как не углядела и осталась без большого пальца на руке…

Не могла не сказаться хроническая усталость. Все-таки работали по 14 часов, да еще и голодали. У некоторых туляков из-за плохого питания и дистрофия отмечалась. Купить что-то в магазинах было нереально, причем не из-за дефицита, а из-за дороговизны. Буханка хлеба стоила тогда порядка 400 рублей — это очень приличная сумма по тем временам. Наши земляки после смены ходили по близлежащим деревням и меняли ценные вещи, привезенные из Тулы, на картошку и мясо.

Отдохнуть как следует тоже не получалось — ютились в бараках. Приезжим станкостроителям выдавали жилье из расчета два квадратных метра на человека. Но тульские оружейники — народ закаленный, его так просто не согнешь и не сломаешь. Только сердце болело от мыслей о родном городе, который обложили фашистские захватчики. В его центре — опустевший, осиротевший завод, дальнейшая судьба которого напрямую зависела теперь от того, сможет враг войти в Тулу или нет.

А физическое существование корпусов станкостроительного в буквальном смысле оказалось в руках двадцати его работников — специальной команде было поручено, при катастрофическом развитии событий, взорвать завод…

Взорвать нельзя отдать

Сын В. И. Ефимова, одного из работников станкостроительного завода, рассказал, что в октябре 1941 года, когда предприятие эвакуировалось, у них в семье все уже было подготовлено к отъезду. Но неожиданно отца оставили в Туле для выполнения какого-то важного задания. Обком партии поручил руководству завода сформировать спецгруппу из надежных людей в составе двадцати человек. Ефимова включили в их число.

По легенде, команда была оставлена для охраны помещений завода и оставшегося оборудования после эвакуации. Никто из посторонних не должен был знать о том, что спецгруппа создана для взрыва завода в случае прорыва немцев. Если повезет и кто-то из группы останется жив (что вообще-то казалось маловероятным), ему надлежало уходить из города и добираться до партизанского отряда. Сложность задания заключалась в том, чтобы определить критический момент, когда противник окажется в городе, не опоздав с выводом: наступило время «Ч» и выход один — крутить рукоятку динамо-машины, соединенной со взрывателями на заложенных зарядах.

Члены группы не имели права поддаваться панике и провокациям: на кону стояла судьба крупного оборонного предприятия Тулы.

В середине октября спецгруппа заступила на дежурство. Участники команды были людьми крепкой закалки: рабочие завода и уже повоевавшие бойцы. 30 октября передовые части врага добрались до окраин Тулы, напряжение росло. «Неужели придется своими руками уничтожить завод?» — эта мысль неотступно преследовала всех. Нерешительности быть не должно: если немцы войдут в город, то станкостроительный не пропустят — разместят на его базе ремонтную базу для техники и вооружений.

Нельзя было допустить этого, и если уж по-другому никак, то захватчикам должны достаться руины и горы битого кирпича, а не корпуса.

На пути наступающего врага щитом встали немногие боевые части и рабочие отряды Тулы. Защитники города оружейников вздохнули чуть посвободнее, когда к ним на помощь стали прибывать подразделения 50-й армии и танковой бригады. Немцы довольно быстро выдохлись не только в нападении, но и в собственной обороне. Контрнаступление советских войск заставило фашистов отступить, бросая технику.

Опасность если и не миновала совсем, то существенно уменьшилась. Город, а вместе с ним и станкостроительный завод были спасены. Члены спецгруппы наконец-то смогли выспаться и вывести заложенные в корпусах завода заряды из боевого режима.

2 декабря 1941 года спецгруппа была расформирована. Многие из ее членов остались на заводе и включились в работу по производству 82-мм минометов.

«Не суетись, командир»

18 ноября 1941 года по заданию городского комитета обороны Тулы, который возглавлял В. Г. Жаворонков, небольшой коллектив на станкостроительном заводе приступил к изготовлению 82-мм миномета. Это было очень важно для всей воюющей армии. Жаворонков знал, что раньше тульские оружейники не делали «шавыринских» минометов, но в частях остро нуждались в них, и командование попросило помощи у умельцев оружейной столицы. Станкостроителям было поручено в кратчайшие сроки начать производство высокоточного и надежного миномета. Дело было, мягко говоря, непростым.

— Я уверен в станкостроителях, все у вас получится,— сказал председатель городского комитета обороны и. о. директора завода В. И. Ермакову. Слова председателя ГКО прозвучали так, что спорить с ним никто не решился.

Конструктору В. А. Полухиной поручили разработать чертежи для изготовления деталей миномета. Представители одной из войсковых частей, участвовавших в боях под Тулой, привезли отдельные детали и узлы поврежденного миномета. Полухина быстро сняла с них эскизы. Зная материальную часть изделия, кое-что Вера Александровна воспроизвела по памяти. На рисунке миномет получился идеальным, дело оставалось за «малым» — воплотить все это в металле.

Меньше чем за сутки для команды специалистов оборудовали мастерскую, по цехам собирали остатки оборудования, металл. На заводской свалке нашли верстаки, старые тиски, отживший свой век токарный станок. Электричества не было, шестеро рабочих выполняли функцию «ручного привода» станка. Трудились по 20 часов в сутки. И спустя шесть дней миномет был готов к отправке на фронт! Под Тулой изделие прошло боевое крещение.

Помимо этого, в цеха завода свезли много поврежденного вооружения с поля боя. Кроме минометов станкостроители собирали из имеющихся деталей пулеметы Максима, чинили танки и зенитные орудия. Техника, выходившая из строя в непрерывных боях, поступала на завод едва ли не ежедневно. Вместе с ней с передовой приезжали командиры с просьбой побыстрее отремонтировать орудие. Им невозможно было объяснить, что людей не хватает, 60 человек ремонтников просто валятся с ног от усталости и недоедания. Но слова «не можем» в обиходе тогда не было…

А. К. Шереметьев, член ремонтной бригады, вспоминал, как после 18-часовой смены, перекурив, он брал в руки винтовку и вместе с товарищами шел патрулировать ночной город. А на рассвете — снова в цех, туда уже привезли танк с перебитой гусеницей. Командир с надеждой смотрит на уставших рабочих, без гусеницы его танк — груда железа.

Петрович, 60-летний кузнец, осмотрев «подранка», говорит:

— Не суетись, командир, сейчас вылечим…

Петрович и молотобоец Семенов выковывают на наковальне звено гусеницы, оправляют его по образцу и прошивают отверстие. Слесарь Фалетов загоняет кувалдой звено на его место. Экипаж занимает свои места, и боевая машина из цеха спешит на фронт, до которого всего-то три километра…

6 декабря 1941 года началась Тульская наступательная операция наших войск. Спустя 10 дней враг был изгнан с территории области. Тульские станкостроители выполнили свой долг: уже в конце 1941 — начале 1942 года были запущены многие цеха.

Генеральный директор ОАО «АК „Туламашзавод“ Е. А. Дронов:

— Три тысячи вагонов потребовалось в 1941 году для того, чтобы вывезти в Куйбышев, Златоуст и Саратов наш завод! Четыре тысячи машиностроителей вместе с семьями — двенадцать тысяч человек — отправились в эти города для того, чтобы в кратчайшие сроки, практически на голом месте, наладить выпуск оружия для фронта. И все это было сделано в течение двух месяцев. Подобных примеров трудового мужества и подлинного подвига мир, наверное, не помнит.

То есть в годы Великой Отечественной предприятие работало на победу не только в Туле, но и еще в трех городах, и целыми четырьмя заводами. Это продолжение традиции, рожденной в давние времена, когда туляки основывали новые заводы в разных уголках России. На месте некогда эвакуированных из Тулы цехов сейчас работают крупные предприятия: завод «Металлист-Самара», Златоустовский машиностроительный и Саратовский агрегатный заводы.

Все машзаводовцы — единая команда. Одним досталась нелегкая доля пройти дорогами войны, отстоять независимость нашей Родины. Другие ковали победу в тылу.

Сегодня многие благодарят наш коллектив, меня как генерального директора за добрые дела. Но эта благодарность — прежде всего нашим дорогим ветеранам. Они научили нас работать, любить завод. Быть преданными Родине.

Очень хочется тот опыт, который мы получили от них, передать будущим поколениям. И если это удастся, то можно будет считать, что жизнь удалась…

(Продолжение следует. )

Материалы по теме:

Главный экзамен сдали с честью 

Война — это не только передовая 

Послужат на предприятиях 

ТОЗ этот день приближал как мог 

Для обороны, спорта и охоты 

Завод — вуз — завод 

 

Предприятия ВПК Тульской области гособоронзаказ выполнили 

«Золотая идея» за продвижение на экспорт РСЗО 

Тульский оружейный завод — лауреат премии «Тульский бизнес 2014» 

Индия заинтересована в продукции тульского «Сплава» 

«Школа молодого инженера-2014»: Тульский машзавод готовит кадры для оборонки 

В тульском КБП обсудили развитие высокоточного оружия 

Альма-матер — ТулГУ, место работы — КБП

Кому кризис не страшен

Три кита антисанкционной политики

0


Теги: Тула, память, годовщина, Великая Отечественная война, к 70-летию Победы, Тула оружейная, экономика, Туламашзавод, Евгений Дронов

Возврат к списку

Оцените материал:  
(Голосов: 2, Рейтинг: 5)

Материалы по теме:



Новости наших партнеров

Добавить в Яндекс
«      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 31 1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 1
«   2017  

Мы ВКонтакте
Опрос

Модуль опросов не установлен.

Мы на Facebook

Наш QR - код
        QR - код
Наверх