mk.tula.ru

mail@mk.tula.ru

тел.: (4872) 31-65-65, 21-14-80

Четверг 15 ноября

Этюд в жемчужных тонах

Возврат к списку

30.03.2010

Автор: Олег ХАФИЗОВ

Фото: Фото автора.

Общество Этюд в жемчужных тонах



Китай завораживает и пугает. Рыночная страна, недавно вступившая на европейский путь, или тоталитарный режим «оси зла»? Страна восточных единоборств, философии и религии или мировая фабрика легкой промышленности? Сказка или реальность? На все эти вопросы тульский писатель Олег Хафизов искал ответы в столице Южного Китая городе Гуанчжоу. Отрывок из эссе, привезенного Олегом из его недавней поездки в Поднебесную, мы сегодня предлагаем вашему вниманию.

Название Жемчужной реки (Чжуцзян) подобрано удивительно точно. Зимой, когда здесь стоит пасмурная, серенькая, тихая погода, матовые воды реки, кукурузина небоскреба на том берегу, шприц гигантской гиперболоидной телебашни, мост и туманный горизонт за поворотом — все размыто мечтательной акварельной дымкой всех оттенков жемчуга. Вид из окна на набережной Жемчужной стал бы настоящим наваждением для импрессиониста, ибо даже на полотнах импрессионистов я не встречал ничего более импрессионистического, чем Жемчужная река в любое время суток — от серенького рассвета до беззвездного чернильного вечера, когда некий небесный Ван-Гог разбрасывает по дрожащей воде лимонные и васильковые блики фонарей.

Пусть меня поправят географы, но я готов поспорить, что эта величественная, плавная река первую часть дня течет в одном направлении, затем некоторое время стоит на месте и движется обратно. Я замечал ее переменчивое течение по мусору с прогулочных пароходиков, который каждое утро вылавливает сачком речной дворник на синем катере, одетый, подобно своим сухопутным коллегам, в голубую робу с желтыми помочами и грибовидную соломенную шляпу.

Жители Гуанчжоу, как божьи птицы, засыпают рано, а встают на рассвете. И с первым светом набережная наполняется физкультурниками всех мастей, главным образом — ушуистами.

Китайцы занимаются ушу не только в кино. Это такая же обыденная часть их жизни, как для нас пьянство. Людей, практикующих ушу, тайцзицюань, цигун или какие-то уж совсем диковинные системы, чикующих ногами воланчик, бегающих трусцой или шагающих задом-наперед, обнимающих деревья или издающих оздоровительные крики и т. д. и т. п., можно встретить не только, так сказать, в отведенных для этого местах. Они могут тренироваться на мосту, на площади, в сквере и где угодно, не только на рассвете, но и днем, и в особенности вечером, когда вся эта массовая физкультура приобретает характер какой-то всенародной феерии.

Отечественных любителей восточных единоборств поспешу утешить. Как и среди наших, среди китайцев достаточно «чайников», которые занимаются просто для собственного здоровья и удовольствия, не претендуя на какое-то глубокомыслие.

Один такой парнишка в синих спортивных трусах и массивных кроссовках бежал передо мною трусцой, очевидно, воображая себя, как минимум, Джеки Чаном. Пытаясь произвести впечатление на заезжего иностранного дяденьку, он периодически останавливался передо мной, наносил сокрушительные (по его мнению) удары пятками по бетонному парапету или отжимался на нем раза, этак, три-четыре. Так, в качестве невольного зрителя и благодарного актера, мы и проследовали до конца набережной, где вход через арку с колоннадой ведет на огороженную квадратную площадь. Посередине площадь разделена подиумом, и по обе его стороны группы людей и отдельные физкультурники занимаются каждый своим, не обращая друг на друга и зрителей ни малейшего внимания.

hafizov2.jpgО том, чем именно и как они занимаются, я расскажу ниже. А пока лишь обращу ваше внимание на одного мощного дедушку в мешковатых приспущенных портах и тельнике, который прохаживается по площади с кнутом. Периодически дедушка размахивается и щелкает кнутом по основанию деревянного волчка, который со стуком отлетает в сторону, еще прохаживается и снова наносит удар по ножке этой ваньки-встаньки.

Оказавшись на поверку внучком или просто поклонником китайского Будулая, мальчик в синих трусах решил попробовать себя в этом экзотическом боевом искусстве и одолжил у дедушки кнут. А затем я понял, откуда черпает акробатический юмор своих гэгов китайский Чарли Чаплин Джеки Чан. Размахнувшись кнутом, мальчонка угодил мимо волчка. Затем промазал и второй, и третий раз, ненароком обвил кнутом свои ноги и чуть сам себя не повалил. Разозлившись на неправильный волчок, юный ушуист отбросил кнут и попытался угодить по деревяшке ногами. Увы, и это ему не удалось. Выражаясь по-одесски, «с того мальчонки смеялся весь Гуанчжоу», китайцы держались за животы и показывали пальцами на неумеху, и тот смеялся вместе с ними. Такой смешливый народ.

Каждый вечер на набережной гулянье. Ушуистов, танцоров, физкультурников, собаководов еще больше, чем с утра. Униформисты в серо-зеленых мундирах перекрывают проезд велосипедистов барьером в виде хромированной гармошки и прохлаждаются на табуретах возле своего поста. Другая разновидность униформистов, в щегольских темно-синих мундирах, белых ремнях и белых носках, патрулирует набережную на велосипедах. На багажниках их боевых машин установлены какие-то алюминиевые ящики и крутятся синие мигалки, точно как на милицейских машинах. Непонятно, для чего здесь собран такой избыток блюстителей порядка. Нигде не наблюдается и намека на агрессию. А может, все эти отряды народной самообороны и создаются для того, чтобы занять полезным делом максимум граждан?

Ушуисты и ушуистки тренируются по всей набережной, каждый под свою музыку (непременно китайскую). Собаки и дети снуют под ногами спортсменов, не вызывая ни малейших претензий. Все это весело продвигается к арке, за которой раскинулось главное место действия. На ступенях, ведущих к арке, команда женщин в набедренных монистах весело готовится к массовому танцу живота. Мы проходим колоннаду, и на иллюминированной площади я вижу то, чего мы лишаем себя в своей угрюмой стране. Радость без водки.

Никакой партком не обязал этих людей собираться здесь для повышения показателей художественной самодеятельности. Никакой мздоимец не берет с них денег за это ежедневное развлечение. Ими никто не командует, их никто не гонит и не осмеивает. Для них это так же натурально, как для наших бабушек лузгать семечки на лавочке у подъезда и для наших мужиков забивать «козла».

Каждый квадратик площади издает свою музыку, которая удивительным образом не смешивается с соседней, как строй меченосцев не смешивается с группой аэробики. Вот пожилая пара отрабатывает па аргентинского танго. Рядом стройными рядами извиваются любительницы индийских танцев под руководством крошечной учительницы, очевидно, профессионалки. Возможно, это и платная секция. А чуть поодаль к ним пристраивается посторонняя дама, которой никто не мешает копировать те же самые движения бесплатно.

В центре мизансцены несколько профессиональных ушуистов в шелковых костюмах китайского покроя. Они демонстрируют зрителям нечто вроде рекламных роликов своей техники. Их движения безупречны, и даже как-то чересчур, как английский язык образованного немца. Эффектнее всех крепкий бритый парень в плисовых шароварах, гетрах и мягких тапочках, как у шаолиньского монаха. Боковым зрением приметив любопытствующего иностранца, он разыгрывает передо мною целый балет: оттягивает носочки, низко переходит из одной стойки в другую, наносит пушечные удары с выплеском энергии. Куда мне до него. А рядом с этим боевым артистом пытается что-то изобразить неуклюжий паренек, компенсирующий свою неловкость воинственным видом. Этого китайца я и сам бы подучил ушу.

Оставьте комментарий:

Ваше имя Ваш комментарий Символы на картинке
Защита от автоматических сообщений
Загрузить изображение
Оцените материал:  
(Голосов: 4, Рейтинг: 4)

Материалы по теме:


Наши партнеры
Реклама