Толстой — прародитель «олбанского»?

Толстой — прародитель «олбанского»? 27.12.2013
Автор: Ирина СКИБИНСКАЯ

Стоит ли возвращать выпускное сочинение в школу, как нужно учить русскому языку детей, и почему мы становимся все менее грамотными? Об этом и многом другом туляки смогли узнать, побывав в ДК «Ясная Поляна» на лекции известного лингвиста, профессора, доктора филологических наук Максима Кронгауза.

«Йа креветко» — вчерашний день

Точнее, это была не совсем лекция. Максим Анисимович привез вместе с собой коллег — лингвистов Нину Сумбатову, Антона Сомина, Александра Пиперски, Марию Ровинскую — и построил встречу в форме четырех бесед, каждая — на определенную тему. В ходе первой ученые дискутировали о том, почему языки умирают и бывает ли так, что мертвые языки вдруг вновь становятся живыми. В ходе второй — рассуждали о вариантах русского языка, рождающихся в местах, где перемешиваются народы: пример — русско-украинский суржик и русско-белорусская тросянка.

Третья беседа была посвящена языку интернета — волнующая многих тема. Можно бесконечно возмущаться тем, с какой небрежностью пользователи обращаются с орфографией и пунктуацией, но только если не относиться к интернет-языку как к феномену, объекту изучения. А ведь здесь столько интересного — например, история возникновения и бытования смайликов, которые кто-то обожает, а кто-то называет «рожами». Или, например, откуда у пишущих на интернет-сленге такая страсть к аббревиатурам, выражениям типа ЕМНИП («если мне не изменяет память»). Вы удивитесь, но, оказывается, «олбанский» был не чужд самому Льву Толстому — не случайно же он подписывал свои письма и главы дневников ЕБЖ («если будем живы»).

И, наконец, об интернет-мемах, которые отличает от так называемых крылатых слов и выражений только лишь недолговечность и эфемерность. Действительно, «превед, медвед» или «йа креветко» сегодня не напишет ни один уважающий себя пользователь. Тренд сезона — «а-ха-ха, что ты делаешь, прекрати».

Русских языков много

А самая болезненная тема — как преподавать русский язык в школе — была затронута в последней, четвертой беседе. Именно она вызвала наиболее эмоциональную реакцию зрителей, большую часть которых составляли, конечно, филологи. Мнение специалистов: никто, увы, не пытается учить детей реальному современному русскому языку, и добавление учебных часов по этому предмету вряд ли решит проблему. Язык — явление живое, он постоянно меняется, на нем говорят, пишут книги, а тексты в современных учебниках по русскому — 150-летней давности. Детей не учат говорить, дискутировать, не учат писать тексты.

Может быть, проблему обучения детей языку решит возвращение в школу экзамена в виде сочинения? Об этом корреспондент «Молодого коммунара» спросил у Максима Кронгауза.

— Нет, не решит. Я в свое время боролся с выпускным сочинением, так как оно перестало быть содержательным, особенно после того, как в магазинах в 90-е годы стали появляться сборники «100 лучших сочинений» и тому подобное. Дело не в самом сочинении — это лишь форма экзамена, так же, как и ЕГЭ. Сочинение — более субъективная форма, ЕГЭ — более объективная, но выхолощенная. Проблема в другом: в натаскивании. Если вернуться к практике выпускного сочинения, весь 11-й класс учителя станут натаскивать детей не только на ЕГЭ, но и на написание шаблонного сочинения, и родители тоже будут эту практику поддерживать — потому что это важно для карьеры ребенка.

Но учить в школе писать тексты надо обязательно, причем не только сочинения, но и эссе, рецензии, чтобы дети владели разными жанрами.

— А как вы относитесь к идее создания единого учебника по русскому языку?

— Думаю, что это будет катастрофа. Конечно, учителям станет в чем-то проще, но, с другой стороны, они лишатся возможности выбирать. Сейчас в этой области большое конкурентное поле, авторы обогащают друг друга. Единый учебник, даже если он получится хорошим, все это убьет.

— Максим Анисимович, вы несколько лет принимали участие в проекте «Слово года». Какое слово, на ваш взгляд, победит в 2013 году?

— Я отошел от этого проекта. Раньше мы рассматривали слова, которые входили в живой русский язык. Например, «лайк», «лайкнуть». Сегодня я не вижу ничего похожего — возникают какие-то придуманные слова-уродцы, которые описывают конкретную политическую ситуацию: например, «депардьировать», «бирюлево». Они напоминают нам об этой ситуации, но при этом не входят в нашу речь. Это не реальные слова, а мемы, игрушки, хотя в чем-то тоже, наверное, полезные.

— А существуют ли слова или выражения, которые вас не как ученого, а как человека раздражают?

— Мне не нравятся слова «быдло» и «совок» — они скорее характеризуют человека, который их произносит. На мой взгляд, он этим демонстрирует снобизм, часто неоправданный.

— Признаюсь, меня раздражает выражение «дорожная карта»…

— Оно начало распространяться тоже не в этом году и было заимствовано из бюрократического языка. Насколько я помню, впервые в России выражение «дорожная карта» стало использоваться по отношению к арабо-израильскому конфликту. Есть еще один очень распространенный бюрократизм: «повестка дня», его сегодня вполне интеллигентные люди используют не в буквальном, а в более широком смысле.

— Почему бюрократический язык настолько устойчив и силен, что влияет на повседневную речь?

— Потому, что в России он существует многие века, еще Салтыков-Щедрин над ним издевался. Он замечательным образом развивался и цвел в советское время — Чуковский придумал хорошее слово «канцелярит». Он никуда не исчез и сегодня. Вот чиновников толпой погнали в Твиттер, но даже там мы сразу их можем отличить от других — по некоторой неуклюжести речи. Бюрократический язык живуч еще и потому, что он функционален: ведь чиновник должен говорить, но при этом ничего не сказать…

— Кстати, о Твиттере и СМС. Не лишают ли они умения писать развернуто?

— Вопрос сложный. Надо понимать, что существует несколько русских языков. Когда я пишу СМС, стараюсь вписаться в положенный объем: не использую знаки, сокращаю слова. Но это не сужает мой язык, когда я работаю, например, над научной статьей. Однако если человек пишет в своей жизни только СМС и в Твиттере, и больше ничего, то отрицательное влияние возможно.

На самом деле это явление само по себе не хорошее и не плохое. Образованный носитель языка — тот, кто умеет пользоваться разными языками и легко переключаться с одного на другой…

0


Теги: Тула, Ясная Поляна, филология, русский язык, Максим Кронгауз, лекция, интервью, лингвист, Интернет, интернет-мем, олбанский, ЕГЭ, Слово года

Возврат к списку

Оцените материал:  
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)

Материалы по теме:



Новости наших партнеров

Добавить в Яндекс
«      
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
«   2017  

Мы ВКонтакте
Опрос

Модуль опросов не установлен.

Мы на Facebook

Наш QR - код
        QR - код
Наверх